Tags: стихи 7

небоскреб

Сонной мысли колыханье

Весна, что пробивается, как танк
С давным-давно сгоревшим экипажем
Из жарких стран с убийственным пейзажем
(Особенно, когда там лопнет банк)...

За нею на веревочке дрозды,
Скворцы, грачи и прочие пичуги.
Соскучились по родине на юге.
Чай, в небе не испортят борозды,

А прилетят, и тут - чирик-чирик,
И почки план составят по листочкам.
Все лучше, чем дубинкою по почкам.
Ах, Африка, великий материк,

Где бродит добрый доктор Айболит
И лечит обезьянок, сострадая.
И вообще, гроза в начале мая
Приятней, чем челябинский болид.
небоскреб

Чисто платонически

все фигня опричь армагеддона
буквы ё и девушки с веслом
на подвижной лестнице платона
пусть побуду я прямым углом

пусть я стану перпендикуляром
к жизни без страстей и без забот
где идет кино про с легким паром
и поют про жил был черный кот

слабость к геометрии имея
чистоту и строгость форм любя
в мире многогранников тимея
я нашел бы что-то для себя

если все построено как лего
из красивых крепких кирпичей
то и жизнь кристалл а не телега
да и я практически ничей

прям и строен нерушим как атом
перпендикулярен как жираф
нету ямщика покрыть чтоб матом
пушкин тут решительно неправ
норма

Пиратская пионерская

искали клады пили ром
вопросы ставили ребром
творили всякие дела
играли в смерть она пришла
по деловому без понтов
нас всех учили будь готов
откуда детям знать к чему
спасать от барыни муму
старушек лузгать топором
в солдатском чае мыслить бром
светить всегда светить везде
неприхотливым быть в беде
на судне бунт в пучине спрут
ему расскажешь как был крут
забыл слова напился пьян
течет сквозь ребра океан
рыбешки пляшут всемером
набили брюхо как газпром
ты им и деньги и товар
а корешей подъест кальмар
круговорот белка в ночи
вот обломались палачи
кто растворен в соленой мгле
не будет дергаться в петле
а этот все вопит вперед
как будто вовсе не умрет
такой же рыбий корм внутри
заткнись давай и не ори
малыш

Назидательное стихотворение про гипотезу Римана

Я размышлял о функции о дзета
И о ее мистических нулях
Когда попалась в руки мне газета
С селедочною грязью на полях

Там обсуждались умные реченья
Спортсменов и красоток молодых
И где кому недодали печенья
И где кому заехали под дых

И где чего нечаянно украли
И вдохновения зажатый рот
И новости общественной морали
И что пора всем жить наоборот

Тут что-то в голове моей пробило
Сарынь на кичку винтик на шуруп
Воздели выше плотники стропила
И стал я в смысле интеллекта труп

Где были мысли только пух и перья
В руинах и смятеньи разум мой
Так не узнаю никогда теперь я
Насчет лежат ли на одной прямой
норма

Климатические фантазии

Вода покрылась льдом, но не сдается:
Течет в залив, и дальше в океан,
Которого волна о берег бьется,
Где много-много диких обезьян.

Вот так из дому выйдешь, сядешь в лужу...
Хлобысь - уже Бразилия вокруг,
Где всем тепло, и страсти все наружу,
И хищник поедаемому друг.

Вам тут не там. Вам тут мороз на лицах.
Здесь климат не для рая в шалаше.
Дуэль глазами, молча, в ритме блица.
Невидимые шрамы на душе.

Здесь был ледник. И вновь мороз крепчает.
Медведь пещерный, как сурок, со мной.
Он добрый зверь, но, если осерчает,
То сразу в челюсть лапой ледяной.
малыш

Незадокументированные возможности Пятачка

ебука и ебяка нарезают круги
следуя периметру позаброшенной рощи
от них ли беги или за ними беги
проще нужно быть в жизни проще
пусть враги грозятся порвать лицо
и что мол вообще похороним в
но должен быть бесстрашным бойцом
потомок героического посторонним в
есть подвигу место в жизни всегда
даже если ты очень маленькое существо
вот только бы еще узнать по ком гудят телеграфные провода
и кого больше любят слонопотамы поросят или страуса кво
норма

***

окно в котором было нет стена
я не могу понятно извините
мы все тут как опилки на магните
куда торчать решать увы не нам

тревожит память не пойми о чем
обрывки мыслей как клочки газеты
нас как селедку завернули в это
чего уж делать морду кирпичом

и думать что мы сами бляващще
что мы крутые круче не бывает
как в детстве уцепившись за трамваем
а поглядеть так вещи из вещей

проложенные слоем тухлой ваты
когда проснется спящий нам хана
из ни хрена и выйдет ни хрена
и толку что нет в мире виноватых
полет

Первомартовская песнь исторического оптимиста

Март мрачный месяц, выблядок зимы,
Напрасно притворяется весенним.
Мы лист календаря сейчас заменим,
А больше вряд ли что заменим мы.

Перелистнули день, да три в уме...
Легко так можно пробросаться днями.
Все то же небо в скучной бахроме,
И иногда пуляет в нас камнями.

Тревожно за котов, за их мораль.
И без котов-то время не простое.
Три дня нам снова не долил февраль,
Но пена дней не требует отстоя.

А ты таи, скрывайся и молчи,
Как Дед Мороз, когда распряг оленей,
Глобальных в ожиданьи потеплений...

Не ссы, прорвемся. Прилетят грачи.
норма

Послание к землякам

У вас, я знаю, все течет река.
Чапаева давно там съели рыбы.
Наверно, и меня сожрать могли бы,
Вот только я не утонул пока.

Сижу себе, валяю дурака.
А, в общем, жив-здоров, за все спасибо,
Но реку часто вспоминаю, ибо
От смены рек такая, блин, тоска.

Река Урал, вода с чужой планеты,
Что крышу сносит круче Кастанеды,
Учительница первая моя,

Учительница жизни в мокром мире,
Где дважды два - фуфло, а не четыре.
Из нихуя и выйдет нихуя.
норма

Перед приключением

Закончилась гроза густые тучи
Расходятся и сумрак злоебучий
Сменяется обычной темнотой

Среди небесной грязно-бурой тины
Видны в просветах чистые глубины
И в них сияет месяц молодой

А звезды небу добавляют блеску
Весь мир театр отдерни занавеску
За ней идет мистерия теней

В которой кошки серы люди странны
Плывут в тумане города и страны
Ну вот и птица всем идти за ней