Category: юмор

Category was added automatically. Read all entries about "юмор".

полет

Опубликованы три книги стихов

Стихотворения. Том первый

Стихотворения. Том второй

Новые стихи. 2013-2016

Огромное спасибо всем, кто сделал это возможным. Марку. Алле. Славе.

Примерно пятую часть каждой книги можно читать безвозмездно, то есть - даром (в том числе, предисловие В. В. Николаенко в первом томе), а полные книги, увы, можно только заказать за умеренную плату (по ссылкам). Такие там порядки.
небоскреб

Скверный анекдот (из старого, но, судя по ленте, злободневного)

Федор Михалыч Достоевский царство ему небесное
Ловит котов для романа это анекдот есть такой
Помогите ему чем можете сами-то мы не местные
И отделены от него холодной блестящей рекой

Может не поздно пусть на котах упражняется гений
Мирно вылизывающих себе яйца что твой Фаберже
А то ведь житья не стало от этих его привидений
Которых дохера сейчас развелось но взаправду уже

Это Федор Михалыч нас всех сочинил это его манера
Вазе кирдык деньги в камин нож вместо беса в ребро
Sputnik pogrom Dostoevsky duhovnost' Париж фанера
Таракан с мухоедством глянь-ка что может сделать перо

Не вырубишь топором как старуху и сестру ее Лизавету
И даже не цапнешь за палец прячась от смерти в шкафу
В общем переключите его на котов или дайте другую планету
И не пускайте его туда а то тоже будет не планета а тьфу
норма

Гессе. Степной волк

Большинство интеллигентов, подавляющая часть художников принадлежит к этому же типу. Лишь самые сильные из них вырываются в космос из атмосферы мещанской земли, а все другие сдаются или идут на компромиссы, презирают мещанство и все же принадлежат к нему, укрепляют и прославляют его, потому что в конечном счете вынуждены его утверждать, чтобы как-то жить. Трагизм этим бесчисленным людям не по плечу, по плечу им, однако, довольно-таки злосчастная доля, в аду которой довариваются до готовности и начинают приносить плоды их таланты. Те немногие, что вырываются, достигают абсолюта и достославно гибнут, они трагичны, число их мало. Другим же, не вырвавшимся, чьи таланты мещанство часто высоко чтит, открыто третье царство, призрачный, но суверенный мир – юмор. Беспокойные степные волки, эти вечные горькие страдальцы, которым не дано необходимой для трагизма, для прорыва в звездный простор мощи, которые чувствуют себя призванными к абсолютному, а жить в абсолютном не могут, – у них, если их дух закалился и стал гибок в страданьях, есть примирительный выход в юмор. Юмор всегда остается в чем-то мещанским, хотя настоящий мещанин не способен его понять. В его призрачной сфере осуществляется запутанно-противоречивый идеал всех степных волков: здесь можно не только одобрить и святого, и развратника одновременно, сблизить полюса, но еще и распространить это одобрение на мещанина. Ведь человек, одержимый Богом, вполне может одобрить преступника - и наоборот, но оба они, да и все люди абсолютных, безоговорочных крайностей, не могут одобрить нейтральную, вялую середину, мещанство, один только юмор, великолепное изобретение тех, чей максимализм скован, кто почти трагичен, кто несчастен и при этом очень одарен, один только юмор (самое, может быть, самобытное и гениальное достижение человечества) совершает невозможное, охватывая и объединяя лучами своих призм все области человеческого естества. Жить в мире, словно это не мир, уважать закон и все же стоять выше его, обладать, «как бы не обладая», отказываться, словно это никакой не отказ, – выполнить все эти излюбленные и часто формулируемые требования высшей житейской мудрости способен один лишь юмор.
норма

Скверный анекдот

Федор Михалыч Достоевский царство ему небесное
Ловит котов для романа это анекдот есть такой
Помогите ему чем можете сами-то мы не местные
И отделены от него холодной блестящей рекой

Может не поздно пусть на котах упражняется гений
Мирно вылизывающих себе яйца что твой Фаберже
А то ведь житья не стало от этих его привидений
Которых дохера сейчас развелось но взаправду уже

Это Федор Михалыч нас всех сочинил это его манера
Вазе кирдык деньги в камин нож вместо беса в ребро
Sputnik pogrom Dostoevsky duhovnost' Париж фанера
Таракан с мухоедством глянь-ка что может сделать перо

Не вырубишь топором как старуху и сестру ее Лизавету
И даже не цапнешь за палец прячась от смерти в шкафу
В общем переключите его на котов или дайте другую планету
И не пускайте его туда а то тоже будет не планета а тьфу
малыш

Вдруг вспомнил cтарый анекдот

Мужик купил часы с кукушкой. Повесил на стену, полюбовался. Ждет. Восемь часов. Нет кукушки. Через какое-то время высовывается кукушка.
К: Скока время?
М. (возмущенно) Уже десять минут девятого!
К.: А... Ну, тада - куку.
устал

Очевидная переделка старого анекдота

Настоящий интеллектуал (вариант: деятель культуры) должен (1) быть умным, (2) быть порядочным и (3) любить порассуждать о геополитике.

К несчастью, никому не дано обладать всеми тремя перечисленными достоинствами.

К счастью, третье самодостаточно и делает первые два практически ненужными.