Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

полет

Опубликованы три книги стихов

Стихотворения. Том первый

Стихотворения. Том второй

Новые стихи. 2013-2016

Огромное спасибо всем, кто сделал это возможным. Марку. Алле. Славе.

Примерно пятую часть каждой книги можно читать безвозмездно, то есть - даром (в том числе, предисловие В. В. Николаенко в первом томе), а полные книги, увы, можно только заказать за умеренную плату (по ссылкам). Такие там порядки.
норма

Сезонное

Сократ лежит в больнице
Платон на поводке
Потроганные лица
И женщина в песке

Песок простое тело
Силициум О два
Опять похорошела
Красавица Москва

Покрасит цветом утро
Таким что не балуй
С поправкой камасутра
Запрет на поцелуй

За выдохи и вдохи
Назначили налог
Свихнувшейся эпохи
Пустынный уголок

Рыдают панголины
Не виноваты мы
Лишь самодисциплина
Спасает от чумы

Не трогай сука рожу
Свою и не свою
А жизнь на смерть похожа
Живем-то не в раю

Живем без благодати
И в общем без любви
Ну как же ты некстати
Ебучая ОРВИ

Ах болдинская тема
Весенним ясным днем
Но не дает система
Ебись она конем

Раскрыть свою натуру
А может это вздор
И зря ругает сдуру
Херовенький танцор

Свои аксессуары
Заела вишь среда
Не станут с дам гусары
Брать денег никогда

Побольше оптимизма
Побольше все пучком
Проблемы организма
Решит родной местком

И защебечут птицы
Заколосится рожь
И вирус удалится
Но харю ты не трожь
норма

Песенка

Уравнение Бернулли
Должен знать любой мудак.
Глаз на жопу натянули -
Беспричинно, просто так.

Перевернутым циклопом
Каково ходить теперь?
Ни слонам, ни антилопам
Не живется без потерь.

Из холодного из крана
Тупо капает вода,
А шутить насчет тирана
Не велел Сковорода.

Вот мыслитель так мыслитель -
И бернуллист, и глазаст.
Раз тиран напялил китель,
Он нам солнце не отдаст.

А медведь в своей берлоге
Хрен на все давно забил.
Постит фотки, пишет блоги,
И при чем там крокодил.

Плачут зайки на лужайке,
Плачет в море рыба кит.
Лечит птичек на Ямайке
Добрый доктор Айболит.

Лечит деток сильным стрессом
Злой разбойник Бармалей.
Шли бы вы, камрады, лесом.
Сердцу будет веселей.
норма

Прогноз погоды (из старого)

Поэзия есть ревматизм души:
Суставы ломит - значит, к непогоде,
Не здесь, а выше, ну, в астрале, вроде.
Скрутило как - пиши тут, не пиши...

К дождю, к дождю. А кто там закружил,
Как ласточки, почти над головами?
Их не отгонишь звучными словами,
Вот так всю кровь и высосут из жил.

И свет такой, как будто бы гнойник
Вот-вот прорвется молнией и громом.
И хрен бы с ним, но не над нашим домом.
А, впрочем, дождь. Пока что - не ледник,

Не трус, не мор, не глад, не астероид.
Такая чушь, прикинь, порой расстроит.
небоскреб

Три билборда на границе Эббинга, Миссури

Вот тут некоторые дорогие френды кривятся, говорят, у коэнов оно коэнистее получается, и вообще.

А мне понравилось. Причем, все его фильмы понравились, по нарастающей: "Психопаты" лучше, чем "Брюгге", а "Билборды" лучше, чем "Психопаты".


На юге холодно, на севере темно.
Не разобрать на стенке знаки-закорюки.
А не залечь ли нам на дно, как в фильме, в Брюгге?
Вот так поехать в Брюгге всем и лечь на дно.

А чо, вполне себе душевное кино.
Темно на севере и холодно на юге.
И вот, на практике нашаривая брюки,
Пронзишься мыслью вдруг, что наша жизнь - говно.

И снова вечный бой. Покой нам только снится.
Скрипит от старости больная поясница,
Еще немного, и посыплется песок.

Не ссы, прорвемся. Хрен с ней, братцы, с поясницей.
На новый год зовут, на встречу с синей птицей,
И, верно, ангельский быть должен голосок.
норма

Андрей Вознесенский. Травматологическая больница

Не «Отче наш», не обида, не ужас
сквозь мостовую и стужу ночную,
первое, что осенило, очнувшись:
«Чувствую, стало быть, существую».
А в коридоре больничном, как в пристани,
не протестуя, по две на стуле,
тесно сидели суровые истины -
«Чувствую, стало быть, существую».
Боли рассказывают друг другу.
«Мать, - говорю, - подверни полотенце».
Нянчит старуха кормилицу-руку,
словно спеленатого младенца.
Я за тобою, мать малолетняя,
я за тобой, обожженец вчистую.
Я не последний, увы, не последний...
Чувствую - стало быть, существую.
«Сын, - утешают, - ключица не бознать что...»
Звякнут прибывшему термосом с чаем.
Тоже обходится без обезболивающего.
Так существуем, так ощущаем.
Это впадает народное чувство
из каждодневной стихии - в другую...
Этого не рассказал Заратустра -
«Чувствую - стало быть, существую».
Пусть ты расшибся, завтра из гипса
слушая первую птицу земную,
ты понимаешь, что не ошибся -
чувствую - стало быть, существую!
Ты подойдешь для других незаметно.
Как ты узнала в разлуку такую?
Я поднимусь - уступлю тебе место.
Чувствую - стало быть, существую.
норма

Политтехнологическое (из старого)

Необъятная держава
Непонятно чем больна,
Что же ты, былая слава,
Приумолкла у окна?

Чтоб избегнуть лихорадки
И здоровье уберечь,
Нужно выпить кофе сладкий
И в постель скорее лечь.

Ведь здоровая натура
Все недуги победит,
Впрочем, может быть, микстура
Тоже тут не повредит.

Ложка мяты, ложка меда,
Безобидная трава,
Для спасения народа -
Лишь народные средствА!

Ладно, чё там, все свои,
Добавляем кровь свиньи,
Съевшей собственный приплод,
Жабу, чудище болот...

Нос арапа, бороденка
Ильича, помет макак...
Печень нехристя-жиденка -
Без нее нельзя никак...

Вон, в малиновом берете,
Призрак Гамлета-отца.
Тятя, тятя, наши сети
Притащили мертвеца.
норма

Еще из старого

***

Пора принять лекарство от желаний -
Сансары ноша стала тяжела,
Пора бежать от них быстрее лани,
Или вообще - как заяц от орла.

Эй, слышь - поди сюда! Чё, будешь третьим?
Буль-буль... - самоубийцей под мостом.
И я из тех, в карету-мне-карете,
Кому бессмертье в морду бьет хвостом.
Collapse )
норма

А. А. Галич

По-осеннему деревья налегке,
Керосиновые пятна на реке,
Фиолетовые пятна на воде,
Ты сказала мне тихонько: "Быть беде".

Я позабыл твое лицо
В запойной скуке,
Я подарил твое кольцо
Какой-то суке,

Я подымал тебя на смех,
И врал про что-то,
И сам смеялся больше всех,
И пил без счета.

Из шутовства, из хвастовства
В то - балаганье
Я предал все твои слова
На поруганье.

Качалась пьяная мотня
Вокруг прибойно,
И ты спросила у меня:
"Тебе не больно?"

Не поймешь - не то январь, не то апрель,
Не поймешь - не то метель, не то капель.
На реке не ледостав, не ледоход.
Старый год, а ты сказала - Новый год.

Их век выносит на гора,
И - марш по свету,
Одно отличье - номера,
Другого нету.

О, этот серый частокол -
Двадцатый опус,
Где каждый день, как протокол,
А ночь, как обыск,

Где все зазря, и все не то,
И все непрочно,
Который час, и то никто
Не знает точно.

Лишь неизменен календарь
В приметах века -
Ночная улица. Фонарь.
Канал. Аптека.

В этот вечер, не сумевший стать зимой,
Мы дороги не нашли к себе домой.
Я спросил тебя: "А может, все не зря?"
Ты ответила старинным: "Быть нельзя".