Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

полет

Опубликованы три книги стихов

Стихотворения. Том первый

Стихотворения. Том второй

Новые стихи. 2013-2016

Огромное спасибо всем, кто сделал это возможным. Марку. Алле. Славе.

Примерно пятую часть каждой книги можно читать безвозмездно, то есть - даром (в том числе, предисловие В. В. Николаенко в первом томе), а полные книги, увы, можно только заказать за умеренную плату (по ссылкам). Такие там порядки.
норма

В Москве после поножовщины задержан литературовед, подозреваемый в нападении на поэта Жданова

В Москве после поножовщины задержан литературовед, подозреваемый в нападении на поэта Жданова

Ссора двух талантливых литераторов произошла на почве отказа дать одному из них алкоголь, чтобы опохмелиться. В итоге один из них был доставлен в больницу с ранени....

Posted by Mikhail Katsnelson on 16 Nov 2018, 08:11

from Facebook
норма

Лентой навеяло (и оффлайновыми разговорами)

http://ivanov-petrov.livejournal.com/2073016.html
Лишнее напоминание, насколько тонкая она и ненадежная, эта корочка цивилизованности и культуры, и как мало времени прошло после периода поголовной страшной жестокости. При всех ужасах политкорректности, мнимых и настоящих, понятно, реакцией на что она является, и так просто от этого не отмахнешься.

Участие в резне, погроме, пытках, убийствах, других проявлениях насилия - результат цепочки эмоции - мысли - слова - дела. В каком месте ставить барьер? Не допускать эмоции? Это - фантастика, причем, довольно страшная (типа "Заводного апельсина" или лемовской бетризации), переделка биологической природы человека. Не допускать перехода эмоций в мысли? Тоже фантастика, и тоже страшная, типа 1984. Остается два варианта: ставить юридический барьер между мыслью и словом (очень грубо, европейский вариант) или между словом и делом (очень грубо, американский). Каждый имеет свои плюсы и минусы. Но вот делать вид, что проблемы вообще не существует, кажется, мягко говоря, не совсем правильным.

А вообще, на вопрос, какая упертость и оголтелость лучше - левая или правая - я бы ответил в стиле сами знаете кого: обе хуже.
норма

А. А. Галич

По-осеннему деревья налегке,
Керосиновые пятна на реке,
Фиолетовые пятна на воде,
Ты сказала мне тихонько: "Быть беде".

Я позабыл твое лицо
В запойной скуке,
Я подарил твое кольцо
Какой-то суке,

Я подымал тебя на смех,
И врал про что-то,
И сам смеялся больше всех,
И пил без счета.

Из шутовства, из хвастовства
В то - балаганье
Я предал все твои слова
На поруганье.

Качалась пьяная мотня
Вокруг прибойно,
И ты спросила у меня:
"Тебе не больно?"

Не поймешь - не то январь, не то апрель,
Не поймешь - не то метель, не то капель.
На реке не ледостав, не ледоход.
Старый год, а ты сказала - Новый год.

Их век выносит на гора,
И - марш по свету,
Одно отличье - номера,
Другого нету.

О, этот серый частокол -
Двадцатый опус,
Где каждый день, как протокол,
А ночь, как обыск,

Где все зазря, и все не то,
И все непрочно,
Который час, и то никто
Не знает точно.

Лишь неизменен календарь
В приметах века -
Ночная улица. Фонарь.
Канал. Аптека.

В этот вечер, не сумевший стать зимой,
Мы дороги не нашли к себе домой.
Я спросил тебя: "А может, все не зря?"
Ты ответила старинным: "Быть нельзя".
полет

Пестрая лента

Уже неоднократно отмечались несуразности в этом рассказе: змеи не идут на свист (поскольку глухи), не ползают по шнурку (им нужна реальная опора) и не пьют молоко (чисто не любят). Но почему-то никто не сопоставил это со знаменательным и ужасным обстоятельством: главный "злодей" (сейчас объясню, почему кавычки) Гримсби Ройлотт - врач, как и Ватсон (не говоря уж про самого Конан Дойла). Совершенно очевидно, что кто-то из них (либо Ватсон, либо Конан Дойл, либо они вместе) убил бедного доктора Ройлотта, чтобы завладеть его практикой, а потом, заметая следы, состряпал эту дешевку, попутно оклеветав покойного. Или, скорее, нанял небезызвестного Шерлока Холмса, главаря пресловутых бейкерстритовских, чьи криминальные разборки с кланом "профессора" Мориарти* до сих пор памятны лондонским старожилам.

И у них еще хватило наглости написать битым словом: "Когда врач совершает преступление, он опаснее всех прочих преступников".

__________________
*Компьютерный анализ показал, что в знаменитой работе этого, с позволения сказать, "ученого" "О движении астероида" 90% текста заимствовано из докторских диссертаций российских политических деятелей того времени.
норма

Об идеологической борьбе

Строго логически, X-ненавистничество (X-фобия, антиXизм) может вполне сочетаться с признанием каких-то, и даже серьезных, успехов X. Аналогия: можно сказать какому-нибудь конкретному X "не пей больше, а то умрешь от цирроза печени" и при этом признавать, что у X прекрасная сердечно-сосудистая система (алкоголь, говорят, вообще сосуды чистит). И кто скажет, что сосуды не важны? Просто здоровую печень они не заменят. Для смерти не нужно миллиона причин, достаточно одной, но веской. Чтобы говорить, что в обществе (как и в организме) дела идут плохо, не обязательно утверждать, что плохо все. Достаточно быть недовольным каким-то одним аспектом, но жизненно важным.

Это кажется банальностью, но, похоже, никогда не соблюдается. Скажем, антисталинистам и антинацистам, на мой взгляд, не стоит вовлекать себя в бесконечные дискуссии о том, точно ли их любимые персонажи строили автобаны и перековывали соху на атомную бомбу, а следует нудно долбить в одну точку: массовые убийства - это нехорошо. Также, и в нынешней ситуации в одной отдельно взятой стране не стоит пытаться доказывать, что власть (или оппозиция) - полностью, поголовно и во всем исчадья ада, и их представители даже в туалет ходят не так, как простые смертные, а испражняются страшным ядом, способным уничтожить все живое. Это, во-первых, неправда, а во-вторых, незачем. Чтобы доказать, что X следует повесить (скажем, в Англии до отмены смертной казни) незачем утверждать, что X убил тысячу человек и надругался над трупами. Достаточно доказать, что он совершил одно-единственное убийство. Но доказать убедительно.

Поэтому - дамы и господа, ненавидящие друг друга. Вам совершенно незачем пытаться доказать недоказуемое. Докажите про ваших врагов что-нибудь одно, но чтоб уж сразу и насмерть. И отметьте, что в остальных отношениях они прекраснейшие люди, эффективнейшие менеджеры, и так далее. Убийственность вашей идеологической борьбы от этого не уменьшится, а вони будет меньше.

Конечно, проблема в том, что для многих вонь самоценна.

А причина одна - безблагодатность забвение святоотеческого учения о несуществовании абсолютного зла.