Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

полет

Опубликованы три книги стихов

Стихотворения. Том первый

Стихотворения. Том второй

Новые стихи. 2013-2016

Огромное спасибо всем, кто сделал это возможным. Марку. Алле. Славе.

Примерно пятую часть каждой книги можно читать безвозмездно, то есть - даром (в том числе, предисловие В. В. Николаенко в первом томе), а полные книги, увы, можно только заказать за умеренную плату (по ссылкам). Такие там порядки.
норма

"Больной перед смертью потел? Это хорошо"

http://ivanov-petrov.livejournal.com/2041484.html
Могу сказать, какой признак класса важен для меня. Содержательная непредсказуемость.

То есть, автор строит свой мир; систему взглядов. Богатую, согласованную и узнаваемую - этически, эстетически и гносеологически. Иначе неинтересно. Если долго читать такого автора, уже примерно понятно, что он скажет по тому или иному поводу. Что-то содержательное - иначе неинтересно. А он - опа! - и говорит что-то неожиданное. И тоже содержательное.

То есть, признаки высшего класса - это (1) продуманное, систематическое мировоззрение и при этом (самое главное!) (2) способность не стать рабом этого самого мировоззрения.
устал

Станислав Лем. Тринадцатое путешествие Ийона Тихого

Однажды начали ходить среди нас слухи, возбудившие неслыханное волнение. Говорили, что ожидается какая-то чрезвычайная перемена, и некоторые осмеливались даже утверждать, что сам Великий Рыбон вскоре прикажет ввести сухость в помещениях, а потом и повсюду. Руководство немедленно приступило к борьбе с пораженчеством, утверждая новые проекты рыбьих статуй. Несмотря на это, слухи возвращались во все более фантастических версиях; я собственными ушами слышал, как кто-то говорил, будто Великого Рыбона Эрмезинея видели с полотенцем в руках.

Как-то ночью до нас донеслись отзвуки какого-то шума в здании администрации. Выплыв во двор, я увидел, что наш начальник и лектор выливают большими ведрами воду из окон и громко при этом поют. На рассвете появился лектор; он сидел в починенной лодке и сообщил нам, что все, происходившее до сих пор, было недоразумением, что сейчас вырабатывается новый, поистине свободный, а не такой, как до сих пор, образ жизни, а пока что отменяется бульканье, как утомительное, вредное для здоровья и совершенно бесполезное. Во время своей речи он опускал ногу в воду и тотчас же отдергивал с отвращением. В заключение он сказал, что был всегда против воды и как мало кто понимал, что ни к чему доброму она не приведет. Два дня мы не ходили на работу. Потом нас направили к уже законченным статуям; мы отбивали у них плавники и прикрепляли вместо них ноги. Лектор начал обучать нас новой песне; «Радуются души, если мы на суше», и повсюду говорилось, что со дня на день будут привезены насосы для устранения воды.

Однако после второй строфы лектора вызвали в город и он больше не вернулся. На следующее утро приплыл наш начальник, едва высовывая голову из воды, и роздал всем непромокаемые газеты. Они сообщали, что бульканье, как вредное для здоровья и не помогающее в бальдурении, отменяется раз навсегда, но это отнюдь не означает возврата к пагубной суше. Совсем напротив, дабы прекратить бадубинов и ускорить бальдуров, на всей планете вводится исключительно подводное дыхание, как в высшей степени рыбье, причем, учитывая общее благо, оно вводится постепенно, а именно: с каждым днем граждане должны оставаться под водой немного дольше, чем накануне. А чтобы облегчить им это, уровень воды повсюду повышается до 11 глубеней (это их мера длины).
http://www.oldsf.ru/mastera-zarubezhnoi-fantastiki/stanislav-lem/trinadtsatoe-puteshestvie-iiona-tikhogo.html
норма

Политтехнологическое (из старого)

Необъятная держава
Непонятно чем больна,
Что же ты, былая слава,
Приумолкла у окна?

Чтоб избегнуть лихорадки
И здоровье уберечь,
Нужно выпить кофе сладкий
И в постель скорее лечь.

Ведь здоровая натура
Все недуги победит,
Впрочем, может быть, микстура
Тоже тут не повредит.

Ложка мяты, ложка меда,
Безобидная трава,
Для спасения народа -
Лишь народные средствА!

Ладно, чё там, все свои,
Добавляем кровь свиньи,
Съевшей собственный приплод,
Жабу, чудище болот...

Нос арапа, бороденка
Ильича, помет макак...
Печень нехристя-жиденка -
Без нее нельзя никак...

Вон, в малиновом берете,
Призрак Гамлета-отца.
Тятя, тятя, наши сети
Притащили мертвеца.
норма

А. А. Галич

По-осеннему деревья налегке,
Керосиновые пятна на реке,
Фиолетовые пятна на воде,
Ты сказала мне тихонько: "Быть беде".

Я позабыл твое лицо
В запойной скуке,
Я подарил твое кольцо
Какой-то суке,

Я подымал тебя на смех,
И врал про что-то,
И сам смеялся больше всех,
И пил без счета.

Из шутовства, из хвастовства
В то - балаганье
Я предал все твои слова
На поруганье.

Качалась пьяная мотня
Вокруг прибойно,
И ты спросила у меня:
"Тебе не больно?"

Не поймешь - не то январь, не то апрель,
Не поймешь - не то метель, не то капель.
На реке не ледостав, не ледоход.
Старый год, а ты сказала - Новый год.

Их век выносит на гора,
И - марш по свету,
Одно отличье - номера,
Другого нету.

О, этот серый частокол -
Двадцатый опус,
Где каждый день, как протокол,
А ночь, как обыск,

Где все зазря, и все не то,
И все непрочно,
Который час, и то никто
Не знает точно.

Лишь неизменен календарь
В приметах века -
Ночная улица. Фонарь.
Канал. Аптека.

В этот вечер, не сумевший стать зимой,
Мы дороги не нашли к себе домой.
Я спросил тебя: "А может, все не зря?"
Ты ответила старинным: "Быть нельзя".