Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

полет

Опубликованы три книги стихов

Стихотворения. Том первый

Стихотворения. Том второй

Новые стихи. 2013-2016

Огромное спасибо всем, кто сделал это возможным. Марку. Алле. Славе.

Примерно пятую часть каждой книги можно читать безвозмездно, то есть - даром (в том числе, предисловие В. В. Николаенко в первом томе), а полные книги, увы, можно только заказать за умеренную плату (по ссылкам). Такие там порядки.
норма

***

Все любят хорошо когда, а плохо
Никто не любит - вот такой сюрприз.
Процесс идет, кончается эпоха,
Когда могли сказать: нельзя, Борис,

Нельзя детишек резать - чай, не груши.
Вообще, поаккуратнее с клинком:
Кишки внутри уместней, чем снаружи.
Еще нельзя по харе сапогом.

Но сила есть - ума давно не надо.
Среди олив и мраморных колонн
Кого-то на куски порвут менады,
С кого-то шкуру спустит Аполлон.

И после древних греков счастья нету,
Не слишком много радостных минут.
То Рим сожгут, чтоб песню спеть про это,
То на кресте кого-нибудь распнут.

Тут карнавал, не напасешься масок.
Держи себя (в пакетике) в руках.
Герои тут волшебных детских сказок
Танцуют в раскаленных башмаках.

Отдельный номер, как станцует Шива.
Конец всему, да и жалеть о чем.
О тех, кто поступает некрасиво,
При этом морду сделав кирпичом,

Жалеть не надо. И нельзя молиться
Юродивым за Ирода царя.
Мелькают морды... лица... морды... лица
В совсем последний день календаря.
норма

***

Попадает грешник в ад огненных слонов в горящей посудной лавке,
И, пока он покупает горящий чайник, в него еще втыкают булавки,
Кричат, что вас тут много, а я одна, обзывают плохими словами,
А огненные слоны укоризненно качают своими огненными головами.

Так ему и надо, я считаю, нефиг было быть таким конченым гадом.
Был бы поскромнее, не вопил бы, что будет командовать парадом,
Переводил бы через улицу старушек, был бы мил и ласков с малышами,
И попал бы в рай прохладных слонов, и они овевали бы его ушами.

Но истинные мудрецы, те, которые всех прочих намного мудрее,
Говорят, что все не то, чем кажется, и есть лишь одна лотерея,
И, если выпал счастливый билет, то, хоть ешь младенцев на ужин,
Тебе все сойдет с рук, так что, можно не париться. К тому же,

Чем отличается зло от добра - это вообще бабушка надвое сказала,
И не нам отделять бляху от мухи, мух от котлет, а базар от вокзала.
Как сказал один чудный грузин, пойдешь налево - придешь направо,
И оба хуже. Ну, пускай мальчик в глазу. Ну, не простой, а кровавый,

Так у царей это всегда было принято, просто входит в правила игры.
Сам подумай - какое дело до этого сопляка силе, сотворившей миры?
Как сказано про руки в известной пьесе? Лучше замараны, чем пусты?
Вот и не парься. Все равно на самом деле нет ничего, кроме пустоты.
норма

Что я писал ровно шесть лет назад

Пиратская пионерская

искали клады пили ром
вопросы ставили ребром
творили всякие дела
играли в смерть она пришла
по деловому без понтов
нас всех учили будь готов
откуда детям знать к чему
спасать от барыни муму
старушек лузгать топором
в солдатском чае мыслить бром
светить всегда светить везде
неприхотливым быть в беде
на судне бунт в пучине спрут
ему расскажешь как был крут
забыл слова напился пьян
течет сквозь ребра океан
рыбешки пляшут всемером
набили брюхо как газпром
ты им и деньги и товар
а корешей подъест кальмар
круговорот белка в ночи
вот обломались палачи
кто растворен в соленой мгле
не будет дергаться в петле
а этот все вопит вперед
как будто вовсе не умрет
такой же рыбий корм внутри
заткнись давай и не ори

Чисто платонически

все фигня опричь армагеддона
буквы ё и девушки с веслом
на подвижной лестнице платона
пусть побуду я прямым углом

пусть я стану перпендикуляром
к жизни без страстей и без забот
где идет кино про с легким паром
и поют про жил был черный кот

слабость к геометрии имея
чистоту и строгость форм любя
в мире многогранников тимея
я нашел бы что-то для себя

если все построено как лего
из красивых крепких кирпичей
то и жизнь кристалл а не телега
да и я практически ничей

прям и строен нерушим как атом
перпендикулярен как жираф
нету ямщика покрыть чтоб матом
пушкин тут решительно неправ
норма

За наше счастливое детство (из старого)

Война все длилась посреди двора,
И по небу метался профиль длинный,
А мы лепили, забавлялись глиной,
Машины, танки, про пиф-паф игра.

Всего-то двадцать лет с конца войны,
А новая начнется, может, завтра,
И, значит, вымрем мы, как динозавры,
В бомбоубежища заключены.

К себе и ближним примеряя зло,
Играли, да, в гестапо, да, в подвале.
Но, если что, то помогло б едва ли.
Не пригодилось, в общем. Повезло.
норма

И-П написал замечательный текст

https://ivanov-petrov.livejournal.com/2098154.html
Про инкубатор, правда, не уверен. Страсть к сетевому общению, которой мы тут все подвержены (иначе нас бы тут не было) - это уже некоторая отличительная черта. Если угодно, из инкубатора, да.

И я лично не очень верю в навороченные ужасы, с ласковыми радионянями для каждого малыша. Я больше верю в простые и примитивные, типа назад в пещеры (а пещер уж точно на всех не хватит). Если люди действительно поголовно разучились думать (а пост об этом), последствия будут именно по части физического выживания. Ну, а если нет, то нет.
устал

Об ограниченности человеческих возможностей

Можно объяснить, чем занимаешься, собрату-профессору из другой области науки. Можно, по известному присловью, восьмилетнему ребенку. Или, по другой версии того же присловья, уборщице. Все можно. Ну, почти все. Ничего нельзя объяснить умственно и физически крепкому мужику вот с таким членом с дипломом о высшем образовании (а то и с двумя), с доступом к гуглу и википедии, с реальными познаниями на уровне ниже восьмилетнего ребенка (или уборщицы) и самомнением на уровне выше собрата-профессора. Вот здесь, товарищи, наука бессильна. Да и сами боги. Если верить Шиллеру.
небоскреб

Сон и явь

Приснилось, что работаю снова в ИФМе, причем, завлабом, и у меня даже кабинет есть, в новом здании (в реальности, когда я был там завлабом, до отдельного кабинета так и не дослужился). Пришел на работу и зачем-то пру с собой деревянное, обтянутое кожей, черное кресло, старое, с прорезанной кожей на спинке - в общем, это кресло (никогда не виданное мной в так называемой реальности) как живое перед глазами стоит, только не в нем дело. А где мой кабинет, не помню, а спрашивать неудобно. То ли на четвертом этаже, то ли на пятом. Иду по длинному коридору (на втором этаже), какая-то дама, бухгалтерского вида, но с приветливым лицом. Спрашиваю - где тут лифт. Она куда-то махнула рукой, потом говорит: а что это у вас? Кресло, говорю. Вы же знаете, говорит дама, директор строго запретил приносить на работу старую мебель, особенно детские кроватки. Но это же, говорю, не детская кроватка, а там у меня такие стулья, сидеть неудобно. Ну ладно, отвечает дама, ваше дело, вон там лифт. Тащу кресло к лифту, а лифт ремонтируют, и маляры чего-то красят. Как же, думаю, я его попру на неизвестно какой этаж, да еще к каждой двери подходить, табличку нужную искать.

И проснулся. Открываю имейлы, а там письмо от одного журналиста. Просит о коротком интервью на тему о возвращении российских ученых, работающих за границей. Со ссылкой на какую-то (тоже не виданную мной) статью в «Коммерсанте».
норма

***

Вот и осень опять подставляет нам грабли.
За углом сорок лет как уже ни хера.
Что в Европе прекрасно, так серые цапли.
Сорок лет - не вчера. И не позавчера.

Там одни воробьи и, конечно, вороны.
Либо наглостью брать, либо серый, как мышь.
Молодой организм. В организме гормоны.
Из-за острова Стенька. Шумящий камыш.

Пили все, что горит. Ели все, что давали.
А с катушек сквозь хрип - Джизус Крайст Суперста.
Вроде как не в подвале - а вроде в подвале.
Вроде как все свои - а потом кто оста...

Кто остался таким, как казался когда-то?
Уж, конечно, еще мы не знали про сов.
Про квадратный трехчлен анекдот. Про мандаты.
Еще детское время. Двенадцать часов.

Еще детское место. Сортир в коридоре.
Еще дети умом. Да и всем остальным.
Еще все на слабо. Ксанф, валяй, выпей море.
На военку - пиджак. И, конечно, штаны.

И, конечно, как штык. Никаких извинений.
Никаких оправданий, студент имярек.
Про науку мечты. Красота уравнений.
И в тошниловке грязной гнилой чебурек.