Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

полет

Опубликованы три книги стихов

Стихотворения. Том первый

Стихотворения. Том второй

Новые стихи. 2013-2016

Огромное спасибо всем, кто сделал это возможным. Марку. Алле. Славе.

Примерно пятую часть каждой книги можно читать безвозмездно, то есть - даром (в том числе, предисловие В. В. Николаенко в первом томе), а полные книги, увы, можно только заказать за умеренную плату (по ссылкам). Такие там порядки.
норма

За наше счастливое детство (из старого)

Война все длилась посреди двора,
И по небу метался профиль длинный,
А мы лепили, забавлялись глиной,
Машины, танки, про пиф-паф игра.

Всего-то двадцать лет с конца войны,
А новая начнется, может, завтра,
И, значит, вымрем мы, как динозавры,
В бомбоубежища заключены.

К себе и ближним примеряя зло,
Играли, да, в гестапо, да, в подвале.
Но, если что, то помогло б едва ли.
Не пригодилось, в общем. Повезло.
норма

***

Не так все было. Сопли подотри.
Чего реветь над дохлым оптимизмом.
Давай-ка посчитаем: раз, два, три,
И запасемся лишним организмом.

Живем-то не в Эдеме в шалаше.
Случись чего - не соберешь ошметки.
Случалось ведь со многими уже,
Хоть были они вдумчивы и четки.

Не так все было. Не был райский сад
Нам домом, не текли там медом реки.
Нам и сейчас фортуна кажет зад
И нам не рассчитаться с ней вовеки.

Накрыло. С горла сброшена рука.
А ей чего на горле было надо?
Не слишком это - за три колоска?
Хотя бы за... ну, скажем, авокадо

И прочий там заморский антураж.
Не так обидно. Долгими ночами
Все снится нам кино "Алё-гараж"
С раскосыми и жадными очами.

Да, скифы мы. Вот прямо из степи,
Где скачет конь для Вещего Олега.
Ну, князь, и чо? Терпи, солдат, терпи.
Скрипи, катись проклятая телега,

Которую воспело наше всё.
Кого везете? Снова Грибоеда?
Не бойся, парень. Мы тебя спасём,
Прорыв окоп отсюда до обеда.

Спи в эту ночь спокойно, самурай.
Броня крепка, и быстры наши танки.
А, может, рай. Такой специальный рай,
Где пулеметы, пушки и тачанки.

Вставай, солдат. Живой там, неживой -
Работы до хрена и больше даже.
Ох, только бы не думать головой.
Ох, только бы не замечать в пейзаже

Тех, кто ушел, и тех, кого ушли,
Живых и мертвых, вписанных в натуру.
Где край Земли? Везде тут край Земли.
Везде найдут. Везде испортят шкуру.
норма

За наше счастливое детство (из старого)

Война все длилась посреди двора,
И по небу метался профиль длинный,
А мы лепили, забавлялись глиной,
Машины, танки, про пиф-паф игра.

Всего-то двадцать лет с конца войны,
А новая начнется, может, завтра,
И, значит, вымрем мы, как динозавры,
В бомбоубежища заключены.

К себе и ближним примеряя зло,
Играли, да, в гестапо, да, в подвале.
Но, если что, то помогло б едва ли.
Не пригодилось, в общем. Повезло.
норма

Если говорить серьезно

В основе многих важных областей человеческой деятельности лежат какие-то определенные общечеловеческие добродетели, по одной на область. Скажем, для военного дела такой базовой добродетелью является храбрость. Солдаты могут быть грубыми, даже жестокими, ничего хорошего в этом нет, но это не мешает им быть солдатами. Предполагается, что они должны быть храбрыми. Трусливый солдат - это профнепригодность. Если в обществе в принципе храбрость не ценится, а трусость считается нормой, успехи такого общества в военном деле будут, мягко говоря, скромными.

Для науки такой базовой добродетелью является честность. Ученый может быть высокомерным, неприятным, самовлюбленным типом, ничего хорошего в этом нет, но это не мешает ему быть ученым. Нечестный ученый - это профнепригодность. Если в обществе в принципе честность не ценится, а ложь считается нормой, наука в таком обществе существовать не может.

Это - общий принцип, как законы сохранения. Как конкретно этот принцип будет преломляться, зависит от множества деталей. Но ответ известен заранее.
норма

Герой

http://ivanov-petrov.livejournal.com/2005195.html

Вообще, честно говоря, даже странно, что возник вопрос - есть ли сейчас герои. Вот вам история (могут быть всякие незначительные неточности, т.к. читал это все давно, а проверять гуглем неохота; думаю, что серьезных ошибок нет).

Фриц Габер. Великий химик. Еврей и страстный германский патриот. Один из отцов химического оружия и один из главных инициаторов его боевого применения во время первой мировой. Его жена покончила с собой, не вынеся мысли, что ее любимый муж - людоед. Создал способ промышленного связывания атмосферного азота. Если бы не его работы, Германия, отрезанная британским флотом от чилийской селитры, не смогла бы воевать - порох иссяк бы - и первая мировая закончилась бы намного раньше. Вполне возможно, тогда не было бы ни русской революции, ни нацизма. С другой стороны, без Габера было бы невозможно производство искусственных азотных удобрений, человечество было бы просто не прокормить.

Несмотря на свой ярый немецкий национализм и милитаризм, дружил с пацифистом и интернационалистом Эйнштейном. Именно на территории института Габера Эйнштейн работал в Берлине в двадцатые годы. После прихода Гитлера к власти, Габер был изгнан отовсюду как еврей, несмотря на свои колоссальные заслуги перед германским Райхом. Пытался эмигрировать в Англию, где был заклеймен многими как отец химического оружия. Резерфорд публично отказался подать ему руку. Принял предложение еврейского университета в Палестине, но не доехал: умер по пути, в Швейцарии, от сердечного приступа.

Имел отношение к разработке знаменитого Циклона Б, оружия массового убийства в немецких концлагерях. Узнав об этом, покончил с собой, уже после второй мировой войны, его сын (естественно, тоже еврей).

Институт Фрица Габера в Берлине существует до сих пор и является одним из главных мировых центров по физической химии.

По-моему, абсолютно античный герой. Даже не шекспировский, Шекспиру до такого размаха страстей далеко.
норма

За наше счастливое детство

Война все длилась посреди двора,
И по небу метался профиль длинный,
А мы лепили, забавлялись глиной,
Машины, танки, про пиф-паф игра.

Всего-то двадцать лет с конца войны,
А новая начнется, может, завтра,
И, значит, вымрем мы, как динозавры,
В бомбоубежища заключены.

К себе и ближним примеряя зло,
Играли, да, в гестапо, да, в подвале.
Но, если что, то помогло б едва ли.
Не пригодилось, в общем. Повезло.