норма

(no subject)

где неизбежные стволы
деревья нет скорей волыны
и где ненаши сукинсыны
сидят на кончике иглы

где бездны кущи купола
любовь моя в том мире тесном
где все другое неуместно
и где за всеми смерть пришла

где вечно сумрак и туман
где печи греют но не светят
где достижения в балете
и стенька грозный атаман

где вечный бой и вечный зов
и разведение бодяги
и с бритвою в руке бродяги
как жигули без тормозов

где арка адского моста
заместо радуги завета
где никому не надо света
и где паучья глухота
норма

***

И наши души сохрани
В неведенье о том,
Куда, покинув плоть, они
Отправятся потом
(Р. Киплинг)

Когда идешь по этому городу, сразу понимаешь, как все тут зыбко.
Вроде небо, облака, водяной пар, азот, кислород, но это ошибка.
Понимаете, это декорация, холст, на котором нарисованы тучи,
А за ним - дыра, и в нее смотрят Годзилла и кто-то еще покруче.
Понимаете, здесь чудовища живут в наших душах, а там снаружи.
Помните свои сны? Теперь умножьте на сто, там все настолько хуже.
А ведь сказано входить вратами тесными, свернешь не туда - и опа.
Челюсти истории мелют медленно, а потом - пищевод, кишечник и жопа.
Так потенциальный светильник разума превращается в корм для Годзиллы.
А ведь сказано: Тот, Кто в вас, превыше Начальства, и Власти, и Силы.
Но некоторые не верят. Не могут представить: как это - выше Власти.
Ну и какой тогда еще может быть укорот, кроме годзиллиной пасти?
В общем, цените свою слепоту, славьте того, кто поставил Завесу
И не думайте: мне-то чего, везде пролезал и там, конечно, пролезу.
Так это не работает. Видали там, знаете, и похитрее вас хитрецов.
А здесь отряд не заметит - никогда не замечает - потерю бойцов.
Спасибо дочитавшим до этого места. Сейчас у басни будет мораль
(Читатель ждет уж, конечно, рифмы "электротеплоцентраль"):
Не собирайте сокровищ на земле, где моль и ржа, кровопийцы и воры,
Ипотека, кредит, тараканы в башках и пустые, как дым, разговоры,
А лучше станьте тенью для зла, и может быть вас не заметит Годзилла,
А землю не спросят - как она вас носит: был хорошим, вот и носила.
норма

Улитка на склоне

Они миновали полосу белого опасного моха, потом полосу красного опасного моха, снова началось мокрое болото с неподвижной густой водой, по которой пластались исполинские бледные цветы с неприятным мясным запахом, а из каждого цветка выглядывало серое крапчатое животное и провожало их глазами на стебельках (Стругацкие)

Чтобы войти на Территорию, нужно показать охраннику пропуск, для этого его нужно иметь.
Три пропуска: для огня, для воды и для медных труб, впрочем, вряд ли там настоящая медь.
Прочитают мысли, проверят температуру, ну и соответствие утвержденным стандартам для ДНК.
После этого все несложно: полоса белого опасного песка, потом красного опасного песка,
Потом мимо здания дирекции, перед ним - конная статуя Демиурга в натуральную величину.
Под ней останки тех, кто неправильно понимал лето, осень, зиму и, в особенности, весну.
Так говорят, во всяком случае. Как бы то ни было, это место всегда очень сильно фонит.
Там нельзя останавливаться. Дальше - замок Кощея и пещера, где установлен Большой Магнит.
Тоже лучше не задерживаться. Не потому что вредно, а потому что задержат, засунут в мешок
И отнесут в специальное место, где лучшее, что с тобой может случиться - это болевой шок,
Потому что совершенно необходимо охранять секреты гравитационных и электромагнитных полей.
В общем, проходим, не задерживаемся. Дальше - столовая, библиотека, танцплощадка и Мавзолей.
В нем главная святыня - основоположник, расфасованный в множество банок, в собственном соку.
Потом поле, где вызревает специальная постапокалиптическая пшеница, колосок к колоску.
Никто не знает, зачем она нужна после того, как мир погрузится в предначертанную вечную тьму,
Но, если у тебя есть все три пропуска, ты наверняка понимаешь, чего тебе знать ни к чему.
И вот, наконец, трехэтажное здание, куда заходят по винтовой лестнице через четвертый этаж.
Если ты до него добрался, значит, ни у кого не возникло никаких сомнений, наш ты или не наш.
Проходи, занимай рабочее место, возьми специальную голову для думанья из письменного стола,
И, в соответствии с трудовым законодательством, продвигай вперед предписанные тебе дела.
норма

Фантазии на темы Агаты Кристи

Эркюль Пуаро вдумчиво изучает возможные улики:
Оторвавшуюся пряжку, сперму на абажуре, все дела.
А самого Эркюля Пуаро вдумчиво изучает Безликий,
Чтобы приспособить к производству добра из зла.

Человек рожден во грехе и зачат на абажуре.
Пуаро каждого видит насквозь, и во всей красе.
Каждый только и думает, что о собственной шкуре,
Отчего трупы громоздятся на трупы. Виновны все.

Одного убили, другой отравился, избегая ареста.
Племянник насилует тетю, брата обворовывает брат.
Никто никогда не кладет, что взял, на свое место,
А если кто и вне подозрений, то только дегенерат.

Смерть есть способ существования тел белковых,
А вовсе не жизнь, это у классика вышла херня.
Еще раз: каждый прирежет каждого за пару целковых,
И лишь Пуаро, полную беспристрастность храня,

Установит истину и разоблачит в уютной гостиной
Запачкавших пеплом подозрительно чистый камин.
Да и все остальные окажутся скотина скотиной.
И возрадуется Безликий, и скажет Пуаро: Come in,

Добро пожаловать в мир без боли, без света и тени,
В мир, где Великое Ничто, Справедливость без глаз,
Где убийца и убитый вместе обретут просветление
И скажут "жизнь удалась", в смысле "смерть удалась".

Ведь маленькие серые клеточки не случайно серы -
Они сродни Серому Волку с живой и мертвой водой.
Главное - избавиться от особенно зловредной химеры,
Иногда именуемой совестью, и так обретешь ты покой.

И восстанет порядок, прекрасный, как формы кристалла.
Подозрительный пепел, и тот превратится в алмаз.
Всё, не нужно бузить. Вас вообще тут, друзья, не стояло.
Нет ни жизни, ни смерти, поскольку давно нету вас.
норма

Вариации на библейские темы

И когда разум наш возмущенно кипит,
А кровь, та булькает просто так,
И когда слышишь "Падай, ведь ты убит",
А кто говорит? - Да так, просто танк,

И когда лица кажутся злее и гаже морд,
А путь наш мокрого дела намного мокрей
И извилист... ну, пусть как норвежский фьорд,
И суши - не суши - не напасешься сухарей,

И когда хочется выть, но нечем, когда
Слезы не текут, и совсем пересохло во рту -
Это, конечно, беда, и даже большая беда,
И спрашиваешь Господа про красную черту,

Которую думали - нельзя, а оказалось, что да,
А мы живем и живем, с трудом понимая, зачем,
С точки зрения совести, а также еще и стыда,
И явно не нам поручили построить Ковчег,

И звезды погасли и мир погрузился во тьму,
И овцы в овечьей шкуре приходят резать овец,
Очень хочется верить, что это еще не конец
И что невозможное нам все-таки возможно Ему.
норма

***

Река времен течет из крана.
По жилам - кровь. Слеза - из глаз.
И рано-рано два барана
Уже решили все за нас.

Судьба из хлама нас лепила -
Геронтократ, геронтофил -
Когда примкнувший-к-ним-Шепилов
В где-тут-нужник благословил.

Ну что, друг Пушкин, скучно, Саша.
Ну что, друг Гоголь, с дуба бряк.
Такого странного пейзажа
Не нарисует и маньяк.

Не спится, Дуня, здесь так няшно.
Не спится, няня, здесь так ду...
Что человек есть? Пища. Брашно
Голодным демонам в аду.

Что есть душа? Одно томленье.
Что наша жизнь? Сплошная боль.
Как завещал геноссе Ленин,
Учет нам нужен и контроль.

Считайте выдохи и вдохи.
Друзья, к нам прибыл ревизор.
В такие гнусные эпохи...
Однако, стоп. Роскомнадзор.

Политкорректность. Справа, слева -
Так обложили, что кранты.
И не смотри в глаза мне, дева.
Отбросим когти я и ты.

Эффектно на бок завалиться...
Такой уж здесь репертуар.
Летит степная кобылица,
Куда телят гонял Макар.

Ужо восстанет брат на брата,
Лишив последнего яйца.
Всё будет вечностью пожрато,
Дырой в созвездии Стрельца.
норма

Гражданственное стихотворение. Сочинил осел Иа-Иа

Когда мы придем к власти, мы запретим приходить к власти всем, кроме пришедших к власти.
Здрасьте!

Если кого-нибудь забанила за что-нибудь какая-нибудь соцсеть,
За это кто-то должен висеть.

Не тот, которого забанили, а кто-то другой.
Читатель ждет уж рифмы "Уренгой"? Пожалуйста: Уренгой!

Оказывается, сочинять стихи просто, и для этого не надо быть Винни Пухом.
Интересно, почему в реке, где утопили Муму, вся рыба всплыла кверху брюхом?

Когда мы придем к власти, собак будут кормить исключительно грушами и сливами,
И они будут умирать, когда их утопят, исключительно счастливыми.

Главное - единство! И это скоро поймет каждый, проживающий в Лесу!
Как нужно отвечать на призыв "Не ссы!"? Правильно - отвечай "Не ссу!".

Возьмемся за руки, друзья - не забыть еще сказать, что при этом делать ногами.
Вообще, государство совершенно недостаточно помогает поэтам деньгами.

Когда мы придем к власти... Ну вот, теперь нужна еще одна рифма к слову "власти".
От этих тяжких раздумий очень болят мои старые кости.

Нужно запретить критиковать мои рифмы, всем, кто не в теме.
Все, как один, дадим отпор распоясавшейся системе.

Сограждане! Миллиарды мух не могут ошибаться все, как одна!
Ну мы же не будем устраивать тут дискуссии о различении сортов говна?!

Ну как - по-моему, получилось гражданственно, не хуже, чем у Винни Пуха.
Вообще, между нами, этот плюшевый пишет исключительно плохо.

Свободу ослам и все остальное тоже ослам!
Чтоб хлеба горбушку (и все прочее, не доставшееся ослам) - и ту пополам!

Кажется, все неплохо сказал. Спасибо за внимание.
А кто не понял, про что это - засуньте себе в зад свое недоумение.
норма

Предновогодние жалобы древнегреческого философа, если бы он дожил до наших дней

Ура каникулы
Под Новый год
Лижи тестикулы
Когда ты кот

У тех не так увы
Не кот кто есть
Идейки в головы
Хотят залезть

И думой полнится
Опять башка
Как будто конница
Исподтишка

Заходит с тылу и
Кричит ура
И мысль постылую
Ты до утра

А мысль все дразнится
А ей невмочь
А ей без разницы
Что день что ночь

И вот ползет ответ
На свет из тьмы
Мы не коты о нет
Коты не мы