flying_bear (flying_bear) wrote,
flying_bear
flying_bear

Categories:

Двадцать четвертая подборка стихов


День сурка

Как только ангел вострубит подъем,
Потянемся, откинув одеяло
Сухой земли, через дверной проем,
Страшась услышать: вас тут не стояло.

Давай быстрее... Справок не даем...
Из собранного видно матерьяла...
По одному... - Но мы всегда вдвоем,
Как лев с ягненком, и с мечом орало.

Куда с животным? Убери сурка!
Из края в край мы шли издалека,
Зверек пуглив, особенно весною,

Но как услышал, что трубит труба,
По капле тут же выдавил раба
И заявил, что он всегда со мною.

Рецепт

Сколь прекрасен закат, если это последний закат,
Если точно известно, что завтра ни солнца, ни неба.
А наутро еще одна радость - ффу, вроде, ошибся.
Если так каждый день, сколько счастья... усраться, ваащщще.

***

Не взрыв не всхлип не соло на трубе
Не превращенье в дыры черные светил
Он просто скажет вдруг ну ни фига себе
Ребята я вообще-то пошутил

Фантастика и реальность

Бывает большая ложь
Из тысячи маленьких правд.
В реке по имени Факт
Кто только копыта не мыл.
По-братски обнявшись, спят
Там Ктулху на дне и Лавкрафт,
Пытаясь во сне понять,
Кого из них кто сочинил.
Граф Дракула спит в гробу,
Устав от сплошных похорон.
Он знает - смена растет,
Растет, говорю, молодежь.
Во сне устало смежил
Единственный глаз Саурон.
Вот это факты и есть.
А "где был и что делал Сергей Миронович Киров шестнадцатого февраля 1929 года с двадцати одного до двадцати трех часов" - Не факты, сплошной пиздеж.

Краткое изложение мировой культур-мультур

Коль мысли черные придут нагие,
Про кризис, скажем, про свободу в неглиже,
Коньяк откупори иль перечти ЖЖ,
Приятно знать, что ад - всегда другие.

Коль языки рвут людям серафимы,
Как тузик грелку и как грешников в аду,
За нас все скажут попугаи какаду,
Их, говорят, стада неисчислимы.

Да я вообще молчу, скрываюсь и таю,
Опрятен, вежлив, не ложуся на краю,
Не бью зверей, сурок всегда со мною,

Не обнажаю ни в таверне, ни в корчме,
Неприхотлив к пирам, ко времени, к чуме,
Люблю грозу, особенно весною.

Колыбельная

Баю-баюшки-баю,
Снова в старую струю.
Даже серенький волчок,
Про ненужное молчок.
Молча тащит и пыхтит,
Нагоняет аппетит.
Под ракитовым кустком
Собирается местком.
Типа, времени петля.
Вот же, сцуко, вот же, бля.

Ночные размышления после просмотра фильма Blowup

Да, скифы мы! Вот я - с Урала,
И в том не вижу я стыда.
Вполне совместна с интегралом
Монгольска дикая орда.

Где хищно разевали пасти
Медведь, волчара, злая рысь,
Там при народной нашей власти
Культура устремилась ввысь.

Где, раздуваясь от натуги,
Бодал лося рогами лось,
Чудесно процвели науки,
И много всякого стряслось.

Но все же, человек недаром
Произошел из обезьян,
И в басурманском фильме старом
Подмечен правильно изъян:

Жизнь возвышает и ласкает,
Но только скажешь - Дайте две! -
На снимке тут же возникает
Труп, завалявшийся в траве.

И мысль моя тревожно бьется
И ночью не дает уснуть:
А что у нас тогда найдется,
Получше ежели взглянуть?

Жизнь нам по-свойски скажет "фу" -
Не как в буржуйских Blowup'ах.
Скелет, задохшийся в шкафу
В тяжелых, нежных наших лапах.

Эквифинальность

1. Кровожадный волк сожрал бабушку, не считая очков, целиком,
Но не хватило, догнался Красной Шапочкой и отлакировал пивком.
Начал выделываться, нарвался на охотника, получил пулю в брюхо,
А вскоре и на охотника нашлась, посредством медведя, проруха.

2. Пришлось подправить сюжет: волк проглотил бабушку, не жуя,
А потом и Красную Шапочку - ну, типа, воссоединилась семья.
В волчьем брюхе уютно, мягко и тепло, снаружи все-таки мех,
Но пришел охотник их спасать, и нечаянно перестрелял всех.

3. Лучше так: охотник освободил, разрубивши брюхо злого волка,
Бабушку и Красную Шапочку, и жили они потом счастливо и долго -
Бабушка с охотником, Красная Шапочка - с волком (его починили),
И все умерли в один день, захлебнулись в этой патоке и ванили.
Tags: стихи сборник
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments