flying_bear (flying_bear) wrote,
flying_bear
flying_bear

Categories:

Двадцать третья подборка стихов


Про шум и ярость

С Тобою древле, о Всесильный,
Могучий состязаться мнил...
(А.С. Пушкин)


Иногда здесь что-то происходит, но совсем уже редко.
Например, был случай - заквасился первичный бульон,
И потом, дюжину раз, к кому-нибудь приходил Почтальон:
Динозавры? Распишитесь, пожалуйста, вам Черная Метка.

Что ж мы так всё носимся с нашей хваленой новизной?
"Завтра, завтра, завтра" - какой поднадоевший мотив.
А не натянуть ли нам, от скуки, на Землю презерватив?
Или погасим Солнце? Да ладно, давай лучше еще по одной.

Важные вещи повторяются, и сегодня на вчера похоже:
Деревья, круги на воде, песок, ветер, трава, пчела,
И сумма углов треугольника - все те же два прямых угла,
Пространство, внутри и снаружи, оно вовеки все то же.

Новогодняя ночь

Если бы каждый раз становилось лучше, чем было,
Мы бы давно уже жили, в хорошем смысле, в раю.
Обычно все дело сводится к обмену шила на мыло
И к новому зверю, приходящему за ложащимися на краю.

Но, если всегда мыслить здраво и делать умные лица
(Для этого нужно с закрытым ртом считать зубы языком),
Будет такая тоска, от которой впору застрелиться.
Уж лучше сидеть, хоть раз в год, дурак дураком,

И надеяться на лучшее, даже на чудо, наперекор всему.
Надежда на чудо - это ведь и есть счастье, само по себе,
Глядь - что-то придется по сердцу, а что-то сделают по уму,
И только потом, нескоро, нам сыграют на известной трубе.

Двойной Новый год

"Вдова Клико", из эпохи до исторического материализма выглядывающая пугливо,
В Новый год по европейскому времени, как празднуют всякие сэры и сэрухи,
А по свердловскому времени - "Советское шампанское" латвийского разлива,
Стало быть, антисоветское, и в промежутке - четыре часа той самой прорухи,

Щели, дырки в пространственно-временном континууме, зазора между этим и тем,
Нестыковки платформ, дрейфа континентов, просто дрейфа, в смысле - "Дрейфишь? Не ссы!",
Рассогласованности систем отсчета, равно как и общественно-политических систем,
И мост над пропастью из сделанной в Германии для ностальгирующих докторской колбасы.

Светская хроника

Тогда смиряется души моей тревога,
Тогда расходятся морщины на челе,
И счастье я могу постигнуть на земле,
И в небесах я вижу Бога
(М. Лермонтов)


Вместо Всемирного потопа - залили с потолка пьяные соседи,
Вместо радуги, как знамение, показали потом средний палец.
Настойчивые звонки в дверь - заместо кимвала звенящей меди.
Бог не умер, Он на каникулах, но человек теперь юбер аллес.

Вместо дождя огненного с серой - просто сгорел компьютер.
С ангелами не боремся, зачем? - ногу можно сломать и так.
Если кто на чем-то стоит, и не может иначе, то вряд ли Лютер,
Скорее, очередной не умеющий слушать собеседника унылый мудак.

Какой интерес препираться, чего именно Павел послал галатам,
И за что так Иова, который был праведен и уклонялся от зла.
Раз уж жизнь удалась, давайте разложимся мордами по салатам,
Тоже способ согнать морщины с этого... как его... а, вспомнил, - с чела.

Памятник

Все равно меня не отчеканят
На монетах заместо герба.
В.С. Высоцкий


Простынешь - вспомнишь про млекопитание, горячее молоко, немного меду,
То ли млекопитать, то ли млекопитаться - одним словом, припасть к корням,
Как положено в час суровых испытаний. И долго буду тем любезен я народу,
Что иногда оставлял мировую скорбь и писал простейшие вещи, типа ням-ням.

Оставим великое людям с гордыми именами Фидель Кастро или Джавахарлал Неру.
Но как хочется верить про друг степей калмык и про умру я, но не весь.
Где взять памятник, да ладно, хоть рукотворный? Если б курил, к примеру,
Могли б изобразить с сигаретой, с табличкой на пьедестале - "Курить только здесь".

Контркультура

Не то центр искусств "Тахелес", не то просто "Тухес", в общем, что-то такое.
Стены, помню, разрисованы, а вот как называется - вспомнить уже не могу.
Ну, не все люди понимают, что самая большая энергия - это энергия покоя,
И что есть эпатаж покруче, чем выписывать лозунги желтой струей на снегу.

Зачем непрерывно напоминать всем про кишки и прочие гениталии?
Чистому все чисто. При взгляде по-настоящему пристальном, в полной мере,
Только и найдешь - электроны, кварки, фотоны, глюоны, ну, и так далее,
Одни и те же - что в куске говна, что в самой разнаиклассической Венере.

Есть сказки, что рассказывают ангелы, чтоб не уснуть при исполнении -
Про мир, нарисованный тонкой линией по пустоте, но не терпящий пустоты,
Про сосуды глиняные, что разбиваются, ибо сделаны без дуновения,
Хотя, вообще-то, не ангельское это дело - стирать случайные черты.

Зима, все время зима

Снег выпал и не тает, а лежит, как у Брейгеля на картинах,
То есть, не на самих картинах - они-то под крышей, в музеях,
А на изображаемом. Скоро, запутавшись в собственных затеях
(Глобальное потепление, то-се), поплывем величаво на льдинах

Прямо в северное сияние, но не в смысле - шампанское с коньяком
(Где шампанское подразумевалось советское, а коньяк типа "Плиски"),
А в то, которым любовался мой дед на Печоре, и даже оставил записки
В назидание внуку, а он, то есть, я, вырос, к сожалению, дурак дураком

И не понимает, где прямой угол, а где кипит при девяноста градусах вода,
И какой курс держать, чтоб точно между Медведицами, Малой и Большой.
А, что говорить, - звезды к нам по-доброму, со всей, можно сказать, душой,
А мы только и знаем, что уставиться на них и выть - гори, гори, моя звезда.

Silentium!

Иногда кажется, что нас напрасно наделили даром слова.
Впору просить, как о милости, о новом смешении языков.
Речи льются и льются, и выходят, как реки, из берегов,
И покрыли уже все, включая отличия доброго от злого.

Все измерено, взвешено и упаковано в речи, как в целлофан,
Ни рассмотреть толком, ни пощупать, ни понюхать, зато шуршит.
Зачем тогда вообще что-то говорить, кроме fuck you и oh shit?
Объяли меня речи до души моей, ну, так, на то и Левиафан.

Кстати о птичках

С кошачьей головой во рту...
(О. Мандельштам)


Черная птица счастья, синяя - это какой-то символистский вздор,
И вообще, несолидно, это ж не попугай, не попка дурак крикливый,
И не дохлая курица из нашей юности, в свою очередь, счастливой,
Так вот, черная птица счастья опять уселась со своим Nevermore

На чей-то бюст, но точно не Паллады, потому что работает не совой.
Теперь осчастливит, как если очень долго головой о тупое и твердое.
Три птицы было - Сирин, Алконост, Гамаюн, эта будет у нас четвертая,
С горячим сердцем, чистыми лапами и чьей-то во рту холодной головой.

Еще разочек про смерть князя Мещерского

Твой страшный глас меня смущает
(Г.Р.Державин)


Столько можно было бы успеть, если б не нужно было зачем-то умирать,
Но для того, чтоб не нужно было умирать, столько всего нужно успеть.
Одно дело - загорать на пляже в раю, и совсем другое - в аду загорать,
А стакан на треть полон, на треть пуст, и не пойми чего - тоже на треть.

Где стол был яств, там вам не поле перейти, и там вам не баран чихнул,
Был тут - мнишись, безумный, бессмертнее нас, теперь ничего не мнит.
Куда, Мещерской! ты сокрылся? Куда, куда... - да в фарисействе утонул.
Мы сами притягиваем блескучую косу, как железо притягивает магнит.

Попытка оптимизма

Если срочно не написать что-нибудь с рифмой и подобием размера,
Отвращение заполнит легкие, как вода по достижении морского дна.
Ладно, неважно: в четверг над домом наблюдалась обалденная луна,
А с нее на невидимой веревочке свисала на удивление яркая Венера.

Луна? Луна. Любая гнусь, которая под Луной, уже бывала в веках.
Февраль никак не весна, но, возможно, все же прелюдия к весне.
Полностью звездное небо не заслужили пока, но и кусочек - вполне.
Да и нравственный закон, если верить Канту, урчит порою в кишках.

Предостережение

Когда Стэплтон снова пришел проведать свою верную псину
И подмазать чуть-чуть, чтоб со всем этим покончить сегодня,
Он обнаружил взаправдашнего жуткого демона из преисподней,
Бросился в панике бежать, и, понятно, провалился в трясину.

Когда Грегор Замза процитировал "Без бумажки ты букашка", причем
Не имея бумажки, что сам он человек и звучит исключительно гордо,
Ему тут же показали (в зеркале), даже не козью, а тараканью морду,
А, между прочим, сделать такую морду еще хуже, чем морду кирпичом.

Когда, ради красного словца или природной хитрожопости ради,
Говоришь что-то такое, чего на самом деле не имеешь в виду,
Будь крайне осторожен, чтоб не накликать на себя большую беду.
Записывают всё. У ангелов и у чертей есть специальные тетради.

О странствующих и путешествующих

Почему бы нам не замахнуться на поулучшать Вильяма нашего Шекспира?
Старик был велик немеряно, но это, в конце концов, было очень давно.
Чего он говорил? Весь мир - театр, люди в нем - актеры, а жизнь сатира?
Или фарс? А, неважно: на самом деле мир - прорубь, а люди в ней - говно.

Какая-то суета с перемещениями в пространстве, так просто или типа по делу,
И всюду зачем-то таскаешь себя, при все возрастающем количестве килограмм,
На стройный мир смотришь не смутно (потому что не Пушкин), а вообще отупело,
И все труднее понять, зачем вообще нужно каждый день просыпаться по утрам.

Потому что я с севера, что ли, интересно, когда апельсины произрастают в натуре.
Как писал один японец, важнейшее из искусств - это души деревьев и души китов.
Приходят за нами волки в овечьей шкуре, и приплывают Левиафаны в китовой шкуре.
Раньше говорили - "Бог дал, Бог взял, благословенно имя Господне", теперь - I am kind of pissed off.


Про книги, всем лучшим в себе обязан которым

Аэлита - лучшая из баб
(М. Анчаров)


Вот, странно, почему "Аэлитами" очень часто называли кафе,
А "Гиперполоидами инженера Гарина", кажется, не называли?
Да и ресторан "Хождение по мукам" можно представить едва ли,
Хотя по чему же еще - к примеру, зимой, без денег и подшафе?

А ведь умел писать, хоть и граф, написал "Ибикус" и "День Петра",
Не говоря про "Золотой ключик", Карабас-Барабас - это наше всё.
А Тортила в пруду?! Лягушки - плюх! плюх! плюх! - на зависть Басё.
К сожалению, продался большевикам и лично товарищу Этцетера.

Но наше поколение, которому завесу над тайнами бытия приоткрыли
Анекдоты про Буратино и Мальвину (и Артемона, это если кто элита),
А, подросши, неоднократно надиравшееся в различных кафе "Аэлита",
Не говорит с тоскою - блин, но с благодарностью - какие люди были.

Подражание Огдену Нэшу

Раньше на заборах писали исключительно по делу,
В рамках здорового интереса к человеческому телу.
Но духовные потребности народонаселения растут,
Теперь больше про политику и про понаехали тут.

Раньше могли обидеть, если кто умный не в меру,
Ну, там, в очках, или книжки читает, к примеру.
О дивный старый мир! Теперь же, замечу, скорбя,
Бьют, если умными не в меру считают самих себя.

Раньше озадачивались разницей между добром и злом,
Теперь же с этим делом получается полный облом.
То ли ученье свет, то ли, наоборот, тьма и злая отрава.
Совершенно непонятно, кто тут агнец, кто козлище, где тут лево, где право.
Tags: стихи сборник
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • ***

    От кремлевской стены откололся кусок В силу разных природных явлений. Здравствуй, поле чудес, я же твой колосок, Я же память твоих поколений. Я же…

  • Сонет, написанный с единственной целью показать, что день психического здоровья нам не указ

    Октябрь уж наступил, а воз и ныне там. Все было, все прошло, все временем пожрато. Ушли искать страну с названьем Эльдорадо, А заодно узнать, по ком…

  • ***

    Очень жаль мне населенье Гоморры. Может, был у них и вправду дурдом. За поступки или за разговоры Их снесли, когда бомбили Содом? Не осталось ни…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments