flying_bear (flying_bear) wrote,
flying_bear
flying_bear

Categories:

Шестая подборка стихов


Имя

1.

Дай имя мне. Из мороси, тумана,
Где выветрился запах океана,
Из гумуса, из грязи, где вода
С песком не расстается никогда,
В мир четких форм, где свет рисует сети,
Которыми и живо всё на свете,
Где музыка, и краски, и слова,
Где мы получим бытие сперва,
Потом молекул прочное плетенье,
Когда произойдет грехопаденье,
И, до того, как мир сгорит в огне,
Успеть бы вымолить: Дай имя мне.

2.

Что значит имя? Сброшенная шкура,
Которую покинула змея,
Истлевших лет и зим макулатура.
Вот эта строчка буковок - не я.

Как клок волос для злого колдуна,
Что при заклятье может пригодиться,
От нас оставшись, наши имена
В руках забьются, что твоя синица.

Твердят, что слава греет мертвеца.
О да, в аду она и согревает.
Что значит имя, если нет лица.
Бывает так. И как еще бывает.

Европа

Сквозь плотно заселенное пространство,
Тенями тех, кто тоже проходили
По этой мостовой за пять столетий,
А также тех, кто грязь месили раньше
До мостовой на этом самом месте...
Не получилось ничего закончить,
Ни у кого - резня была напрасной.
Конечно, можно вытолкать из жизни
В другую, параллельную реальность,
Но все равно - давленье остается.
Липучие резиновые нити
Спрессованы послойно, многослойно,
Науки, и законы, и торговля,
Предательство, обман, о вере споры,
И героизм - куда же без него мы.
Но как дышать здесь, как дышать всем этим?
Густой сироп, туманный, золотистый,
История, Европа, Лорелея...
Какая Лета - хрен тут что забудешь,
Наоборот - осталась только память.

Упадочническое

Не поехать туда, где мне радостно было.
Нету места того, и меня тоже нет.
Есть другое зато - вот, хотя б, Интернет,
Даже деньги (чуть-чуть), в общем, шило на мыло.

Не вернуться в края, где вода утекла,
Вероятно, не просто, а в гиперпространство,
Там не то что никак - там такое засранство,
Только кучки говна да осколки стекла.

Как бессмертный Кощей, сердце где-то заначив,
Самому не найти, даже днем с фонарем,
Очень сдержанны мы - по ночам не орем,
Неизвестно зачем свою жизнь расхерачив.

Ну и что, ну и где, все прошло, как цунами,
Не найти, не вернуть, не исправить никак,
Ну и хрен ли тревожить нам было макак,
Чтоб слезали с деревьев и делались нами.

Про гвозди и людей

Пока способны мы на нежность,
Душа, как маленький звереныш,
Еще покрыта шкуркой мягкой -
Красиво очень, но опасно,
Поскольку мех душевный ценный
Охотников весьма прельщает.
Капканом душу изловивши,
Они с нее снимают шкурку
И отпускают, ибо души
Весьма живучи. Душегубство
Не нужно - люди-то не злые.
Соединившись снова с телом,
Душа покроется коростой
И обрастает шкуркой новой
Со временем. Она обычно
Совсем другая и покрыта
Уже не мехом - чешуею.
С годами чешуя твердеет
И может твердости алмаза
Достичь. Понятно, человеку
Тогда ничто уже не страшно,
Во всяком случае, снаружи.
Проблема в том, что воздух больше
Сквозь шкуру поступать не может.
От недостатка кислорода
Душа страдает и погибнуть
Способна. Впрочем, незаметно
Бывает это. Твердый стержень,
Сияющий алмазным блеском,
Мы замечаем в восхищеньи
И говорим: вот твердость духа -
Таким железо можно резать.

Избавление от иллюзий

Жизнь выжившего, но в плену.
Жизнь пса, что воет на луну.
Спроси про льва Экклезиаста:
Помрет - так хуже пса - и баста!
Спроси потом живого пса:
Зачем же выть на небеса?
Об чем печаль? И что, родной,
Собрался делать ты с луной?
Вон - отраженье в грязной луже.
Оно для пса ничуть не хуже.

Грехопадение

Легчайший пух в порыве ветра
Летит, куда велит Господь -
На нас надели эту плоть,
От гиппокампа до уретры.

Нас цепью следствий из причин
Сковали кожаные ризы.
Причиной - женские капризы
И безответственность мужчин.

Да я чего... Да всё она...
Да то не я... то Сатана...
Ах, так? И он во прахе вьется.

Кому-то - сеять и пахать,
Кому-то - с муками рожать,
Покуда Блудный Сын вернется.

***

Жизнь есть цепь несмертельных ошибок.
В осознанье своей правоты
Мы со смертью опасно на «ты».
Путь живущих неверен и зыбок.

Если б ждали от нас прямоты,
Нас создали б тогда из кристалла,
Не из глины, что мягкою стала.
Были б твердыми наши черты.

Мы не знаем конца и начала.
Мы не знаем людей и себя.
Только веря, надеясь, любя
Можно жить. Разве этого мало?

Тишина

Остановиться на лыжне в лесу,
Когда ни птиц, ни ветра, ни движенья,
Чистейший снег, и небо голубое,
И солнце, и не надо ничего.
И так стоять, минуту или две.
Смотреть на сосны, ни о чем не думать.

Когда бы мог я выдержать все это
Хоть полчаса, я б стал тогда святым.
Но не святой. Пяти минут довольно.
И снова надо что-то делать с миром,
Как будто можно сделать что-то лучше,
Чем сделан снег, и солнце, и деревья.

Прогулка

И я из тех, кто выбирает сети,
Когда идет бессмертье косяком.
Арс. Тарковский


Вобрать в себя, частицы меж частиц,
И раствориться в воздухе, как сахар
В стакане чая. Золотой туман,
Чистейший свет, серебряные нити
Бодрящими покрыты пузырьками.
Вода с сиропом, что в далеком детстве
За три копейки пил из автомата.
Так стань водой, стань временем, пространством,
Всем сразу, чистым светом, грязным светом,
Сплетением молекул, организмом,
Вернись в себя, запрись, и чтоб - ни-ни.
Еще успеешь. Все и всё успеют.
На этом свете опозданий нет.
Тем более - на том. Пока не время.
Пока что - племя, пламя, стремя, бремя,
Предчувствий заповедник и примет.

Кулинарное

Существуют различные гипотезы, чем именно так неудачно позавтракала Ева.
Яблоко - это все-таки достаточно поздняя версия. Целый ряд
Мудрецов полагает, что было гранатовым печально известное Древо.
Некоторые же считают, что запретный плод - это на самом деле виноград.
Было бы чересчур начинать различение добра и зла с шашлыка или плова.
Это все - потом, когда уточнится предназначение зверей полевых.
Никого невозможно съесть, не прибегая к диалектике доброго и злого,
А там уже недалеко и до различения мертвых и живых.
Ну, и покатилось: Я и не-Я, любовь и нелюбовь, закон и благодать,
Правда и ложь, глупость и ум, сила и слабость, мир и война.

А представляете - сидя на травке, под небом, до которого рукой подать,
Совершенно бескорыстно давать тварям земным имена.

Война миров

Тихие звери заполнят собою пространство,
Мягко, неслышно ступая на лапах пушистых.
Странные лица их, как на картинах Магритта,
Доводом могут служить записным оптимистам
(Лица, не морды, поскольку, бесспорно, разумны).
Нет ни свирепости в них, ни враждебности к людям,
Только спокойная и безусловная чуждость.
Сколь примитивны страшилки про злобных чудовищ.
Добрых чудовищ приход - как явленье природы.
Есть красота, например, в изверженье вулкана,
И невозможно сказать, будто людям враждебна стихия.
Мы полагаем врагов наших нашим подобьем.
Нам, для того, чтоб убить, нужно возненавидеть.
Кровь, и стрельба, и резня - это все так привычно.
К битве за дело людей будь готов! - Мы готовы.
Герберт Уэллс объяснил: все пучком, человеки,
Кровушки нашей не вечно сосать марсианам.
Мы не живем и не умираем напрасно.
Может, и так оно, только вот слово «напрасно»
Значит - «бессмысленно», и, при отсутствии смысла,
Смысл не имеет само. Как явленье природы.
Как ураган, как закат, как ледник, как нежданный
Странных зверей симпатичных приход шелестящий.

О деревьях с надеждой

Стоялым сумрачным болотам
И черной жиже леденящей
Есть только две альтернативы:
Сосновый лес или скала.

Но скалы нам совсем чужие.
Я б доверять не стал Плутону.
Я видел жирный черный пепел.
Ничем не лучше он болот.

Деревья ближе и роднее.
Почти как мы, без нервов только.
Какая славная идея -
Жить, не испытывая боль.

Возможно, мы договоримся.
Возможно, лес нас примет в звери.
Растения - друзья животным.
А камни сами по себе.

Завеса

Любовь, что движет солнце и светила,
В нас плещется, но скована она.
Лишь изредка в глубинах глаз видна,
Когда нас пониманье посетило.

Энергия, создавшая миры,
Нас согревает (тридцать шесть и шесть).
Суставы, кости, мясо, шкура, шерсть -
Материей покрыта до поры.

И, словно мышь, рожденная горой,
Любовь, надежды верною сестрой,
У входа встретит в мрачном подземелье.

Когда ж оковы тяжкие падут,
Расскажут нам про наши жизнь и труд.
Не вечный пир, но вечное похмелье.

Мы не вернемся

Мы не вернемся, что ни говори.
Пускай при переборе состояний
Из многих жизней, не найти деяний
Различных, начинай по счету «три»

Все заново. Не будет повторений.
Не обнаружишь, черт тебя дери,
Привычных черт. Гори, огонь, гори.
Не надо ни пророчеств, ни прозрений.

Гори, огонь. Теки, вода. Земля,
Вздувайся, как и прежде, пузырями.
Невиданными заселись зверями
(Не хватит места - прежних удаляй).

Дуй, ветер, дуй. Стирай в песок гранит.
Кто надо, все, что надо, сохранит.

На взгляд профессионала

Поэзия, завидуй кристаллографии...
(О. Мандельштам. Разговор о Данте)


Из вещества того же, что и сон,
Мы созданы, и жизнь на сон похожа.
Так у Шекспира. Жидкость или газ -
Вот образ сна. Летучий и подвижный,
Сон удержать не может нас. Сковать
Он нас по-настоящему не в силах -
Всегда проснуться можно ведь, а если
Не так, и пробудиться не удастся -
Сон будет называться по-другому.
А наша жизнь похожа на кристалл,
В котором мы, уверенно и четко,
Лишь должные позицьи занимаем.
Отнюдь не неподвижны мы, конечно,
И можем невозбранно колебаться
Туда-сюда, как атомы в кристалле.
Жизнь проводя в стандартном окруженьи,
Его никак не можем изменить.
А если вдруг нам вырваться случилось
На волю, точно атому в кристалле
Под действием движенья теплового,
То, поблуждав положенное время,
Найдем себе позицию другую,
Увы - неотличимую от прежней.
Такое вот есть свойство у кристалла.
А сон? Что сон... У атома в кристалле
Есть право и не думать о кристалле
И грезить о молекулах летучих
И новых небывалых впечатленьях.

Надежда

Я ничего менять бы не хотел
В той части жизни, что уже прошла.
Порой творились грустные дела,
Но я бы не был я без этих дел.

Я путь бы выпрямлять себе не стал,
Живые мы, и прихотлив наш путь.
Лишь он и есть, а цель когда-нибудь
Из вместе взятых жизней, как кристалл

Из хаоса расплава, прорастет.
Но это лишь в конце произойдет,
Когда свернется, словно свиток, небо.

И голоса сольются в дивный хор,
И в замысел вплетется, как узор,
То, что казалось странно и нелепо.

Weltschmerz

И когда это Солнце разжиревшим боровом...
В.В. Маяковский


Есть разница меж «страшно» и «опасно».
Опасней паука автомобиль,
Но пауков боятся больше люди.
Еще пример. Чтоб в море утонуть,
Существенно лишь, выше или ниже
Поверхности воды наш рот и нос,
А что под нами - километр, два метра
Воды - особой роли не играет.
Но почему-то очень страшно думать,
Что в Черном море, с пары сотен метров
И вплоть до максимальной глубины,
Отравленная мертвая пустыня,
Насыщенная сероводородом.
А ведь, подумать, - что нам до Гекубы,
А, равно, и Гекубе что до нас.
Есть те, что с увлеченьем обсуждают,
На сколько миллиардов лет на Солнце
Хватает водорода, и когда же
Раздуется оно гигантом красным
И Землю навсегда испепелит.
При этом, меньше сотни миллионов
Нас лет от динозавров отделяет,
И наши отдаленные потомки
(If any) будут дальше отстоять
От нас, чем мы от рыб и от амфибий.
Как получилось, что несем мы бремя
Забот и беспокойства о Вселенной,
Как будто мало нам своих забот?

Антивизионерское

Тщетно, художник, ты мнишь, что своих ты творений создатель...
А.К.Толстой


Подслушивать в таинственном эфире
Не так уж трудно, если навык есть.
Престранная выходит это честь -
Музыку сфер, как шум воды в сортире,
Воспринимать трепещущей душой.
Ну, шум и шум. Навар тут небольшой.
Ну, треплются. Ну, о своем болтают.
Ну, эльфы-цвельфы разные летают.
Тебе-то, друг любезный, что с того?
Из ничего и выйдет ничего.
Есть что сказать - иль так, тщеславье гложет
И любопытство праздное грызет?
Но снова бард чужую песню сложит
И, как свою, ее произнесет.
Tags: стихи сборник
Subscribe

  • После Fin de Siecle

    Очарованье скромное нулей, Начало века, все на распродажу, Всю рухлядь старую, всю эту лажу, Жизнь станет лучше, станет веселей. Столетия, как…

  • ***

    Дверинец, где томятся двери В неволе - кухня, туалет, Ну, шкаф еще (в шкафу скелет). При деле все, по крайней мере. А двери дикие, лихие - Врата…

  • Пассионарность

    И угль, пылающий огнем, И жало мудрое, до кучи, Стальной хребет, на всякий случай - Так позаботились о нем. Пророк, мыслитель и герой, Он жжет, как…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • После Fin de Siecle

    Очарованье скромное нулей, Начало века, все на распродажу, Всю рухлядь старую, всю эту лажу, Жизнь станет лучше, станет веселей. Столетия, как…

  • ***

    Дверинец, где томятся двери В неволе - кухня, туалет, Ну, шкаф еще (в шкафу скелет). При деле все, по крайней мере. А двери дикие, лихие - Врата…

  • Пассионарность

    И угль, пылающий огнем, И жало мудрое, до кучи, Стальной хребет, на всякий случай - Так позаботились о нем. Пророк, мыслитель и герой, Он жжет, как…