flying_bear (flying_bear) wrote,
flying_bear
flying_bear

Categories:

Вторая подборка стихов


Перед дверью

Алмазной крошкой время чуть пройдется
И закругляет острые углы.
Алмаза твердость с мягкостью золы
Соединив, сначала прикоснется,
Потом надавит чуточку сильней.
Но все - легонько. Спящий не проснется.
Не в смысле - помер, на бок повернется,
И так - ни жив, ни мертв, до лучших дней,
Когда увидим, как летят орлы,
Когда соскочим с времени иглы,
Излечимся от муторной привычки,
Не будем больше спорить, кто главней,
Посожалеем, что бывали злы,
Что дергали девчонок за косички,
Не понимая, как они милы,
Избавимся от собственных теней,
Ключи получим, выбросив отмычки,
Откроем дверь, узнаем, что за ней.

Запахи

Подстерегают запахи, как звери.
Они способны в душу проникать,
Перенося сквозь время и пространство,
Сквозь наше и других непостоянство,
Из прошлого картины извлекать,
Ломая заколоченные двери,
Ведущие в места, что не сыскать.

Понятно, что недолог век собачий.
Мы тоже вряд ли б выдержать смогли,
Когда б волной могучей и пьянящей
Захлестывали запахи нас чаще
И уводили б, словно корабли,
Туда, где все, как было, но иначе,
Остановив вращение Земли.

Зазеркалье

Здесь бьется жизнь, как сердце бычье,
А в зеркалах, а в зеркалах
Висят старинные портреты,
Полупонятные предметы
На всех столах, во всех углах,
Приметы пыльного величья.

Здесь, как один, все деловиты,
А за стеклом, а за стеклом
Чернь серебра и зелень меди.
Трухой набитые медведи
В воспоминаньях о былом,
Когда бродили, неубиты.

Здесь прошлое в гробу видали,
А там, с обратной стороны
Чума, пожары и сраженья,
И тоже, вместо отраженья
Картины странные видны
В отполированном металле.

Туризм

Сплошной поток машин до места поклоненья
Неведомых времен неведомым богам.
Им, судя по всему, приятен шум и гам,
Восстановился слух, восстановилось зренье,
Что видит все, как есть, и предпочтет цветам
Болотных пузырей привычное горенье.

Привыкшим обонять гниющих душ распад,
К безумию толпы, кровавым лужам, вою,
Им прятаться пришлось, прикинувшись травою,
Камнями и землей... Как много лет назад,
Работают с людьми. Дела идут на лад.
Так отставной палач, с седою головою,

По-новому в чести, и объясняет нам,
Как нужно отнестись к прошедшим временам.

Река времен

Река, несущая миры,
Перегорожена плотиной,
Покрыта ряскою и тиной,
С какой - неведомо, поры.

Ленивые водовороты
Угомонившейся реки
Сбивают в пену пузырьки,
Из мира в мир открыв ворота.

Покинув Землю налегке,
Бредем запутанными снами
И тонем в льющемся волнами
Нездешнем радужном песке.

Вторая попытка

Се, творю все новое (Откр.21:5)

Зерно, посеяно в пустыне,
Способно принести плоды.
Песок питательней воды.
Ночь будет долгой. Мир остынет,
И звездный свет от темноты
Отделится. Взойдут цветы
По чертежам зерна живого.
Но кремнезем - не та основа,
Не та трепещущая слизь,
Откуда люди поднялись
И вновь куда упасть готовы.
Быть может, каменная вязь,
В земной коре укоренясь,
Произведет Адама снова,
Для новых дней, для лучших дней.
Быть может, будет он умней.

Легкость быть богом

Вам говорят - пожалуйте рулить,
Крутите, не стесняйтесь, что попало,
Все это - из небесного металла,
Все хвори мира может исцелить.

Рычаг зажмите в потную ладонь,
Или в сухую, если нервы крепки,
Рубите лес, не замечая щепки -
Их приберет божественный огонь.

Мир делайте прекрасней и добрее.
При чем, вообще, тут руки брадобрея,
Пасите человечество гуртом.

Не то, что - не пойми кого спасая,
Семь слов последних, с дерева свисая,
Шептать невнятно пересохшим ртом.

Новаторство

О закрой свои бледные ноги.
(В. Брюсов)


Конечности Прекрасной Даме
Поэт отрезал, как трамвай,
И это - повод для печали.
Конь бледный с бледными ногами,
Их прикрывай - не прикрывай -
Прискачет в срок, как обещали,
Удобной выжженной дорогой,
За ним - Буденный на коне,
Консервы «Истина в вине» -
Привет от умершего Бога.
Вы захлебнетесь в новизне,
Которой будет слишком много.

Традиция

На хрупких переправах и мостах,
На узких перекрестках мирозданья
(В.С.Высоцкий)


По ажурной конструкции, переплетению труб,
Онемевшими пальцами цепко за скобы хватая,
Чтоб унюхать, найти, заменить Очень Важный Шуруп,
Искажающий смысл, как неправильная запятая...
Верхолазы Господни, бескрылые ангелы, хоть
Пригодились бы крылья как раз, от паденья страховка,
А ведь знает - силен дух, но немощна плоть,
Так что стоит один раз руками схватиться неловко -
Не отыщет ни драхмы, ни тела угрюмый Харон...
А металл проржавел, и везде эти рыжие пятна...
Из железных узорных конструкций построен Закон,
Только их назначенье за давностью лет непонятно.

Развивая Кафку

Ужасен облик Стража Врат Закона.
Иначе быть, понятно, и не может.
Представь себе: перед тобою - Двери.
Войти туда гораздо больше значит,
Чем жизнь и смерть. Ведь жизнь бывает разной,
А смерть - тем паче. Двери - приоткрыты.
Один лишь Страж, без всякого оружья.
И нечего терять. Не попытаться
Прорваться силой было бы безумьем.
Но - никогда. Нет, ни одной попытки.
Никто на Стража глаз поднять пока что
Не смог, не говоря - со Стражем драться.
Ну, умолять... но много ль ты добьешься,
Моля того, кому в лицо не смеешь
Ты глянуть? В общем, так и умирают
Безропотно у входа. Только самым
Отпетым, тем, кому в глубины Ада
Назначено попасть, как наказанье
Посмертно открывают тайну Стража.
Его лицо - твое лицо, такое,
Какое оно есть на самом деле,
Без маски, что на нем всю жизнь надета.
Лишь ангелы смотреть без страха могут
На наши неприкрашенные лица.

Горизонт

В конце времен не встать с постели,
Поскольку некуда вставать.
Мир станет маленьким опять,
Едва не помещаясь в теле.

И ход событий прекратится,
И до всего подать рукой,
Как будто в буре есть покой,
Но только так он может сбыться.

Когда, как черная дыра,
Настигнет вечное вчера,
Непрошенный ответ,

Не прекратится ход светил,
Весь мир останется, где был,
Но будет он - тот свет.

Сонет на библейские темы

Подобно дикому осленку,
Жизнь начинает человек,
У Вавилонских плачет рек,
Орет, завернутый в пеленку.

Горшечник глину мнет и лепит,
Ребенка кормят и растят,
Но злые птицы налетят,
И лишь осколки, страх и трепет.

Нет в мире места сожаленью
По тем, кто стал бессильной тенью,
Кого гончар в расход списал.

Забота - наш кумир до гроба,
Ее бурчащая утроба,
Ее торжественный оскал.

Переправа

Поросший бледными цветами,
Поросший черною травой
Пологий склон. Здесь неживой
Знакомство с новыми местами

Начнет. Где лодочка Харона
Качалась раньше, у реки
Построен, мифам вопреки,
Причал огромный из бетона.

Клиентов, самых знатных кроме
(Везде - элита), на пароме
Толпой везут в железной клетке.

С рекой проблема - загрязненье.
Летейской влаги для забвенья
Уже не пьют. Но есть таблетки.

Посвящается Гераклиту

Хрипят за нами присланные кони
Давно корабль к отплытию готов
Таксист ведьмак на помеле с коляской
Куда угодно может нас доставить
Не говоря про нуль транспортировку
Нет лишь приспособленья чтоб остаться
Не ехать не лететь не плыть сквозь землю
Не прорываться и в гиперпространство
Не просочиться на пятьсот парсеков
Во всей Вселенной не осталось места
Где можно зацепиться задержаться
Пожить прожить остаться и продлиться
Да все течет но глупая дилемма
Войти однажды в реку или дважды
Когда все дело в том что невозможно
Ни на секунду выйти из реки
У Фауста губа была не дура
Когда хотел остановить мгновенье
Но кто же даст да кто же нам позволит
Не вышли рылом и не по карману
Сидячие места для благородных
А для простых бегучие места

Времена неудобовыносимые

Прикрывши кожей и одеждой
Тоску и тяжесть бытия,
Возьмемся за руки, друзья,
И распрощаемся с надеждой.

А кровь течет, контора пишет,
В желудке плещет кислота,
Болят различные места,
Но, впрочем, правды нет и выше.

Поднявших меч, задравших хвост -
Всех равно ожидает мост,
Острей и тоньше нанотрубки.

Над черным лесом Орион
С Возничим хлещет самогон
Под хряск вселенской мясорубки.

Эмиграция

Есть странный миг меж ночью и рассветом,
Когда всё может быть, и провалиться
Так просто в параллельное пространство,
Остаться в мире, что тебе приснился,
Не по туристской визе, что всем спящим
Положена, но с полным разрешеньем
В том мире жить, учиться и работать,
И даже умереть. Платить налоги
Царю Гипносу, изучать прилежно
Язык, что никогда звучать не будет
В том прежнем мире, где пришлось родиться.
Родиться можно только в прежнем мире,
Ведь в царстве снов все жители бесплодны.
А так - представьте: маковое поле,
Что никогда не освещалось солнцем,
Где, в общем, нет ни радости, ни боли.
Но все ж - не смерть. Нет, все-таки - не смерть.
Tags: стихи сборник
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments