flying_bear (flying_bear) wrote,
flying_bear
flying_bear

Categories:

Про гвозди и людей

Пока способны мы на нежность,
Душа, как маленький звереныш,
Еще покрыта шкуркой мягкой -
Красиво очень, но опасно,
Поскольку мех душевный ценный
Охотников весьма прельщает.
Капканом душу изловивши,
Они с нее снимают шкурку
И отпускают, ибо души
Весьма живучи. Душегубство
Не нужно - люди-то не злые.
Соединившись снова с телом,
Душа покроется коростой
И обрастает шкуркой новой
Со временем. Она обычно
Совсем другая и покрыта
Уже не мехом - чешуею.
С годами чешуя твердеет
И может твердости алмаза
Достичь. Понятно, человеку
Тогда ничто уже не страшно,
Во всяком случае, снаружи.
Проблема в том, что воздух больше
Сквозь шкуру поступать не может.
От недостатка кислорода
Душа страдает и погибнуть
Способна. Впрочем, незаметно
Бывает это. Твердый стержень,
Сияющий алмазным блеском,
Мы замечаем в восхищеньи
И говорим: вот твердость духа -
Таким железо можно резать.
Tags: стихи
Subscribe

  • Страх

    Зачем же броней необитые двери? Зачем же нам стены не в метр толщиной? Так можно подумать - друзья за стеной. Так можно подумать - там люди, не…

  • Воспоминание

    Стояли там цепочкой фонари, Но не горели: лампочки разбиты. Их заменили, сеткою одев Из прочного, как будто бы, металла - Опять разбили, следующей…

  • Времена неудобовыносимые

    Прикрывши кожей и одеждой Тоску и тяжесть бытия, Возьмемся за руки, друзья, И распрощаемся с надеждой. А кровь течет, контора пишет, В желудке…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments

  • Страх

    Зачем же броней необитые двери? Зачем же нам стены не в метр толщиной? Так можно подумать - друзья за стеной. Так можно подумать - там люди, не…

  • Воспоминание

    Стояли там цепочкой фонари, Но не горели: лампочки разбиты. Их заменили, сеткою одев Из прочного, как будто бы, металла - Опять разбили, следующей…

  • Времена неудобовыносимые

    Прикрывши кожей и одеждой Тоску и тяжесть бытия, Возьмемся за руки, друзья, И распрощаемся с надеждой. А кровь течет, контора пишет, В желудке…