June 29th, 2017

устал

Из старого

Как больно, милая, как странно,
На те же грабли, как часы...
Потоки мудрости с экрана,
И всем по палке колбасы.

Мы все учились понемногу,
И либерал, и коммунист,
Толпой выходим на дорогу,
А путь туманен и кремнист.

Прогресс идет, собака лает,
Несутся курочки, рябы,
И Гавриил ноктюрн сыграет
На флейте газовой трубы.
шенбрунн

On bullshit

У одного из величайших физиков-теоретиков 20 века (очень урожайного на великих физиков-теоретиков) Вольфганга Паули была такая присказка: "Это даже не неправильно". Гегель говорил: "Ответ на вопрос, который философия оставляет без ответа, состоит в том, что он должен быть иначе поставлен". Когда массовка изображает в театре "шум толпы", произносится (некогерентным образом!) фраза: "О чем говорить, когда говорить не о чем". Да и я что-то плохо себя чувствую сказал: "Какая разница, что думает тот, кто вообще не думает".

Широкое распространение рудиментов формальной логики привело к прискорбному суеверию, что утверждения делятся на истинные и ложные. Это тупик, подавляющее большинство грамматически правильных утверждений просто никакие. В результате, вместо того, чтобы думать о важном, мы вечно обсуждаем несуществующие проблемы.

Но нет таких крепостей, которые не могли бы взять большевики. В двадцатые годы молодые советские физики вели дискуссии с физиками старшего поколения, не признававшими "новую физику". В одной из таких дискуссий И.Е. Тамм сказал: "Не все вопросы имеют смысл. Например, какой смысл можно придать вопросу "какого цвета пулковский меридиан?"", на что немедленно последовал ответ: "Наш, пулковский, меридиан - нашего, красного, цвета".
норма

И родина щедро поила меня (из старого)

Чё, умный, типа, стал? И шёл бы нахер,
Ну и валил себе бы за бугор.
Нельзя же день и ночь, потупя взор,
Несбывшегося тень искать во прахе.

Давай, давай... потише, без скандалов.
Да, слышь, не обижайся, - я любя,
Сам видишь - явно тут не до тебя.
Какая, нахрен, физика металлов.

На посошок... ну, всё, - к другим ступай,
И хошь - пляши, а хошь - стишки кропай.
Не ссы в компот. Попутный ветер в спину!

Я не держу - иди, благотвори,
Поскольку размещается внутри,
Что разнит человека и скотину.
небоскреб

Начало

Почти ровно сорок лет назад мы закончили университет. Точный день не помню, но конец июня. Отмечали выпуск в общежитии, и я страшно напился. Лихт и еще один парень, бывший сосед по общежитию, отвезли меня домой, прислонили к стене, нажали кнопку звонка и убежали, чтобы не объясняться с моей мамой.

Наутро была назначена встреча с академиком Вонсовским, на которой должен был решаться окончательно вопрос о моей работе. С огромным трудом добравшись до телефона-автомата (часа на три позже назначенного времени), я ему чего-то наврал про заболел (впрочем, плохо мне было на самом деле). Мне казалось, что от моего перегара окисляются провода в его телефонной трубке на другом конце линии. Он, конечно, все понял, но сделал вид, что нет, и мы договорились на другой день.

С огромным, в свою очередь, трудом вернувшись домой, терзаемый душевными и телесными муками, я сел за стол и решил задачу, которую он мне дал для начала. Вот эту: http://iopscience.iop.org/article/10.1088/0022-3719/12/11/015/meta