November 1st, 2015

норма

Из старого

О, боже! Я, раненый насмерть, играл,
Гладиатора смерть представляя!
(Г. Гейне, пер. А. К. Толстого)


Тошнит, и страшно до усеру.
Вот как-то так.
Скажите, что ли, режиссеру,
Что он мудак.

Пускай он лично убедится,
Что все всерьез,
Что здесь не пахнет Синей Птицей,
Принцессой Грез,

Что настоящий ветер свищет
Из всех щелей.
Прочувствуй шкурою ветрище
И уцелей.

Слови дыхание второе,
Дыши всем ртом.
А в третьем акте всех уроют,
И ад потом.

Все маски сняты, вьются бесы.
Страна теней.
Кто постановщик этой пьесы?
Зачем мы в ней?
норма

Еще о научном методе (очередная банальность)

Главная проблема, общая для практически всех "неученых любителей наук" и для многих научных работников (хотя большинство последних просто не парится, а следует лозунгу "заткнись и вычисляй" или каким-то его аналогам) - это представление о научном знании как совокупности элементарных "фактов". Этакий логический атомизм. Отсюда популярность Поппера и подобных построений (если "фактов" нет, а их, как мы увидим ниже, нет, то что фальсифицировать?). Классики нашей науки отлично понимали всю вредоносность этих измышлений. В потрясающе интересной многолетней переписке Борна и Эйнштейна*, когда страсти накалялись (из-за разногласий по интерпретации квантовой механики), они начинали обзывать собеседника "позитивистом", на что немедленно следовала реакция "за козла позитивиста ответишь" (в более профессорском стиле, но мессидж понятен). Удивительно, что решающе важное заявление о научном методе Эйнштейн вообще, кажется, не опубликовал, мы его знаем в пересказе Гейзенберга ("Физика и философия"): Что можно, а что нельзя наблюдать, зависит от теории, которой вы пользуетесь.
Collapse )