October 11th, 2015

норма

Кое-что о научном методе, равенстве и демократичности науки

Научный метод, исторически, был призван избавить человечество от таких ненадежных опор как авторитеты, или как общественное мнение, неизбежно отягощенное предрассудками эпохи, и сделать поиски истины занятием вполне общедоступным.

В сущности, чудо, как много удалось - если речь идет о математике и "точных" естественных науках, таких как физика и астрономия. Есть более-менее общепризнанные нормы - что такое математическое доказательство, как должен "правильно" проводиться эксперимент, как должны "правильно" собираться и обрабатываться данные наблюдений. Эти правила рассматриваются как общеобязательные. Академик и лауреат должен в своей научной работе доказывать теорему с той же степенью строгости, что и студент в своей. Шутка (Вл. Бахнова) о звании Главного Фонетика, которое дает право на орфографические ошибки, в общем и целом, воспринимается как шутка. Конечно, человек зачат во грехе и рожден в мерзости, путь его - от зловонных пеленок до смердящего савана, поэтому в реальной жизни бывает всякое (и, чем дальше от математики и физики, тем, видимо, чаще), но, к удивлению и радости, в общем и целом, это работает. Потому и наука возможна.

Когда говорят, что в науке все равны, что наука - самое демократическое занятие, и т.п., имеют в виду (конечно, если не занимаются демагогией) именно это: научный метод открыт для всех и правила его обязательны для всех.

Это не имеет никакого отношения ко многим крайне важным способам познания, которые, однако, не поддаются формализации. Например, интуиция. Она действительно крайне важна, но нет правил и способов, как гарантированно развить в себе интуицию (в то же время, доказывать теоремы или проводить физические эксперименты, в принципе, можно научить любого нормального человека, и многих ненормальных тоже). У некоторых она сильнее от природы, у некоторых слабее. Она приходит, или развивается, с опытом, и в этом отношении академик и студент уже не равны. Молодежь это обычно не понимает. Когда я был студентом, я, к стыду своему, довел учителя до того, что он сказал: "Пожалуйста, не ссылайтесь на интуицию, которой у вас пока еще нет".

И уж, конечно, не может быть никакого равенства мнений о перспективности/бесперспективности тех или иных научных направлений, о ценности того или иного научного результата. Эти мнения не вырабатываются применением научного метода. Они основаны на опыте, на имеющихся (или отсутствующих) научных достижениях, зависят от общей эрудиции и уровня умственных способностей. Сила научного метода еще и в том, что он сделал процесс исследования доступным для дураков, и вы таки будете смеяться, многие дураки этой возможностью воспользовались. Так что замечание про умственные способности, когда речь идет о людях науки, лишним не является.

Равенство в науке обусловлено общедоступностью (принципиальной) научного метода и этим ограничено. Те же шахматы: гроссмейстер так же не имеет права на рокировку через битое поле, как и третьеразрядник, но их мнение "в этой позиции я бы пошел так", или "величайшим шахматистом является Фишер vs является Колька из соседнего подъезда, которому я вчера продул", несомненно, должно (и будет) восприниматься с разным весом.

Вроде бы, это все банальности, да?
устал

Об уверенности в себе и о бросании в воду камушков

Я, видимо, не произвожу впечатление человека, неуверенного в себе. При этом всегда имею в виду: есть люди, которые меня ненавидят. Есть люди, которые меня не уважают. Есть люди, которые считают меня проходимцем. Есть люди, которые считают меня дураком. Это неизбежно. Не может не быть таких людей. Оценка сверху на много порядков: все перечисленное относится к Эйнштейну, а он, при всей моей уверенности в себе, много, много... и еще много раз много... круче. Как же я могу рассчитывать на свою полную неуязвимость, если Эйнштейн не мог?

Казалось бы, очевидно. И вот, опыт ведения жестко модерируемого журнала... Зачем люди нарываются на бан? Условия наступления которого вполне очевидны для всех более-менее регулярных читателей. Конечно, бывают этакие Джордано Бруно от пиздобольства: не могу молчать, жгите меня, баньте меня, будь что будет, а все-таки она вертится (ну, да, спутал с Коперником, а с кем не бывает? Все путают, и я путаю).

Но - поправьте меня, если я ошибаюсь - иногда, кажется, просто наблюдается искренняя и безудержная самовлюбленность: я ведь такой чудесный, такой умный, такой эрудированный, у кого рука поднимется забанить меня? Такого просто не может быть, потому что не может быть никогда.

Может, увы. Может. И с тобой может, и со мной. И с Эйнштейном. Как говорят у нас в народе, валар моргулис.