August 10th, 2014

норма

из старого

В том месте, где плетется ткань времен,
Где тени чуть колышутся во мраке,
Я побывал, собой обременен,
Помаркой на мелованной бумаге,

В ручье прозрачном камешком простым,
Что обрастает неуклюже тиной.
Но видел я над безднами мосты,
Прочерченные тонкой паутиной.

Но видел я, как пропадает нить,
И как внезапно снова возникает,
И как себя нетрудно сохранить,
И это мука лютая какая,

Хранить себя, как камень, как предмет,
Там, где мосты, воздушные громады,
И мира нет. И виноватых нет.
И смерти нет. И, главное, не надо.
норма

Завещание Авраама

И стал подниматься Авраам на колеснице надо всею вселенной, и взирает на мир, каким он был в тот день: одни люди пашут, другие правят волами, в одном месте пасут скот, в другом - танцуют и веселятся, поют и играют, где-то дерутся и ведут тяжбу, в другом месте, плача, справляют поминки по мертвым. Увидел он и новобрачных, почивающих в постели, и, сказать кратко, увидел все, что ни есть в мире хорошего и дурного. И так, пролетая мимо, увидел Авраам мужей, вооруженных мечами, державших в руках мечи те заостренные, и вопросил Авраам архистратига: "Кто они?" И сказал архистратиг: "Люди сии - воры, задумавшие сотворить убийство, кражу и душегубство". Сказал же Авраам: "Господи, Господи, услышь голос мой и повели, чтобы вышли звери из чащи и пожрали их!" И только сказал он это, как вышли звери из чащи и пожрали людей тех. И увидел он в другом месте мужа и жену, творящих прелюбодеяние, и сказал: "Господи, Господи, повели, чтобы разверзлась земля и поглотила их!" И тотчас надвое расселась земля и поглотила их. И увидел он еще в другом месте людей, копающих под дом и расхищающих чужое имущество, и сказал: "Господи, Господи, повели, чтобы сошел огонь с небес и пожрал их!" И только сказал он это, как сошел огонь с небес и пожрал их. И тут был с неба глас архистратигу, говорящий: "Повели, Михаил архистратиг, остановить колесницу и верни назад Авраама, дабы не увидел он всей вселенной; ибо если увидит всех, живущих в грехе, погубит он все мироздание. Ибо вот, не грешил Авраам и не щадит грешников, Я же сотворил мир и не желаю погубить ни одного из них, но ожидаю смерти грешника, дабы жил он и мог покаяться. Вознеси же Авраама к первым вратам небесным, чтобы посмотрел он там на суды и воздаяние, и пусть покается перед душами грешников, которые он погубил".
норма

Подслушанное у черта на куличках (из старого)

Конечно, человек - не с кощеевой смертью иголка,
Потому что обычно даже, чем утка с зайцем, тупей.
Я любил Василису всей силой волшебного серого волка,
А она только и знала - "козленочком станешь, не пей".

Ходят упорные слухи, что у Бабы Яги в "Избушке"
Человечиной кормят, Ивашкины косточки нашли в борще.
После того, как Царевну Лебедь ощипали на подушки,
Прямо на людях, я лично не удивлюсь ничему вообще.

Какой смысл в волшебстве, когда среди лесного народа,
Если кто не мерзавец, то, значит, непроходимо глуп.
Смешивают, когда пьют, пополам живую и мертвую воду,
И сидят, ни живы, не мертвы, только глазами - луп-луп.
малыш

Вдруг вспомнил cтарый анекдот

Мужик купил часы с кукушкой. Повесил на стену, полюбовался. Ждет. Восемь часов. Нет кукушки. Через какое-то время высовывается кукушка.
К: Скока время?
М. (возмущенно) Уже десять минут девятого!
К.: А... Ну, тада - куку.
норма

Август Четырнадцатого

День окаянных дней, ночь пуганых ночей.
Был, вроде, Божья тварь, а стал, прикинь, ничей.
Был, вроде, стар и млад, а стал, прикинь, предмет.
На свете смерти нет? Ну, так и жизни нет.

Порвется связь времен, развяжется пупок.
Покой на свете есть, а счастья точно йок.
Умел ведь - вот арап! - прихлопнуть парой строк.
Сурок всегда со мной - и где он, тот сурок?

Сегодня, говорят, огромная Луна.
Исчезнут, говорят, сыры и ветчина.
Свистят, свистят, свистят... как пули у виска.
Вот Заяц на Луне. Теперь он за сурка.

Луна всегда с тобой - иди из края в край.
Не заслужил покой, не говоря про рай.
Вот Пушкин, сукин сын. "Зачем ты мне дана?"
Я тоже, как и он, не понял ни хрена.