July 24th, 2014

норма

Silentium! (из старого)

Иногда кажется, что нас напрасно наделили даром слова.
Впору просить, как о милости, о новом смешении языков.
Речи льются и льются, и выходят, как реки, из берегов,
И покрыли уже все, включая отличия доброго от злого.

Все измерено, взвешено и упаковано в речи, как в целлофан,
Ни рассмотреть толком, ни пощупать, ни понюхать, зато шуршит.
Зачем тогда вообще что-то говорить, кроме fuck you и oh shit?
Объяли меня речи до души моей, ну, так, на то и Левиафан.
норма

Речи Ионы (из старого)

За что же, Господи, такое?
Ведь я же знал! Ведь я же знал!
Зачем в Ниневию послал
Меня Ты жертвовать собою?

Не сладко, понимаешь Сам,
Работать у Тебя пророком:
То скормят льву во рву глубоком,
А то распилят пополам.

А то - пугаешь их судьбой
Содома грешного с Гоморрой
И близостью расплаты скорой -
А Ты даешь сигнал “Отбой”.

За что в левиафаньем брюхе
Три дня меня мариновал?
Я, думаешь, чего сбежал?
Я ждал чего-то в этом духе.

У них и веры даже нет.
Кто там способен двигать горы?
Твоей же собственной конторы
Ты подорвал авторитет.

Давай - пророков жги, дави,
Топи их в собственной крови,
Они никто - слова их лживы!

Господь ведь добрый, он простит,
Изобразим печальный вид -
И все путем, и будем живы!
норма

Час Быка (из старого)

Кричат мне с Сеира:
сторож! сколько ночи? сторож! сколько ночи?
Сторож отвечает: приближается утро, но еще ночь.
(Исайя 21:11,12)


Ночью все кошки серы,
Цвет - только догмат веры,
Ночью все вещи - в себе.
Ночью, как легионеры,
Люди покорны судьбе.

Чувствуешь запах серы?
Это - из пасти Химеры.
Вот кто сожжет корабли.
Вот кто сожжет триеры,
Те, что уйти не смогли.

Узники из пещеры.
Пушкины и Гомеры.
Беллерофонт и Пегас.
Ньютоны и Амперы
Мыслят, как фюрер, за нас.

С места в карьер - курьеры.
Но на пути - барьеры.
К цели домчавших нет.
Снова в движеньи сферы.
Снова диктат планет.

Вместо идей - манеры.
Вместо путей - карьеры.
Минуя вопрос, ответ.
Срочно примите меры,
Чтоб наступил рассвет.