June 22nd, 2014

норма

Ночные размышления о ловле черной кошки в темной комнате (из старого)

Ночная тварь, сосущая часы,
Все время обслюнявлено, не спится,
А за окном ночные злые птицы
Дерутся из-за взлетной полосы.

Поверь мне, милый, то был соловей.
Такой обычай здесь, все в инфразвуке.
Тварь ближе подползет, оближет руки,
Ее прислал нам дедушка Морфей.

Смотри - открылась бездна, звезд полна,
Вон, видишь - дырки черного на черном.
Сейчас начнется, запасись попкорном,
Кино "Кина не будет". Нет кина.
норма

еще из старого

Сутулый ангел, дух картавый,
Раскрыл, как зонтик, два крыла.
Вода, как кровь, с небес текла.
(Дождь, по-простому, над Варшавой).

Когда - неважно, важно, где ты.
Колонна, замок, крест, король.
Шопен, соната, си-бемоль.
Восстание, Варшава, гетто.
норма

Разговор с Гамлетом (из старого)

- Что вы качаете? - Права, права, права...
Не королевство, а какая-то качалка.
Ну, посидит мудак на троне - что вам, жалко?
Еще в лесах, поди, осталась трын-трава.

Живой собак милей приконченного льва,
Милей трагедии - сопелка и кричалка,
Милей концлагеря - помойка или свалка,
Про кровопийц-ворюг - мудрейшие слова.

Поверьте, принц, что триппер лучше, чем чума,
И горе есть страшней, чем горе от ума.
Что наша жизнь? Игра, и прочий шахер-махер.

Ну, настругаете по новой мертвецов...
Живые тоже хороши. В конце концов,
Придет Лесник, и сразу всех погонит нахер.
норма

Алладин и волшебная лампа (из старого)

Раб лампы, джинн, как странен твой удел.
Изнанка всемогущества видна:
Ты для себя не можешь ни хрена,
А в остальном - почти что беспредел.

Хозяин снова чуда захотел.
Какого ему надобно рожна?
Куда же дальше? Дальше - тишина
Простершихся пред ним безгласных тел.

Он властью, как наркотиком, упорот.
Дворец воздвигнуть, иль разрушить город -
Что, типа, люди, что их жизнь и труд.

Гуляй, рванина, с лампою - покуда
Придет другой, свое закажет чудо,
И будет он к предшественнику крут.
устал

Правда о Пигмалионе и Галатее (из старого)

Он скульптором был древнегрецким,
Она же - скульптурой его.
Он робко в любви объяснился,
А толку-то только с того.

Пошел он, весь горем убитый,
И пьянствовал целую ночь.
Но сжалилась тут Афродита
И парню решила помочь.

Домой он под утро приходит,
Ну, в стельку, вообще никакой,
Замок кое-как открывает
Нетрезвой дрожащей рукой.

И сразу, конечно, к статУе.
А там... ну, едрит твою вошь,
Уродство - смотреть невозможно,
Того и гляди, блеванешь.

Коростою мрамор покрылся,
Обвисла и сморщилась грудь,
Лицо, как верблюжая морда,
Ну не на что, в общем, взглянуть.

Устроила чудо богиня
В спасенье от большего зла.
У парня в башке прояснело,
И жизнь стала снова мила.

Он понял, что жить надо проще,
Без всяких безумных идей:
Сваял - заработал - потратил...
А... мы о любви... на блядей.