May 24th, 2014

норма

(из старого)

Я знаю силу слов. Я знаю слов набат.
Земные пузыри, болотное свеченье,
Над мерзлою землей прощальная труба,
А дальше - стук колес до места назначенья.

Слова, что проросли холодным тростником
У серого пруда, у стылой мутной жижи.
Не спрашивай, по ком. Не спрашивай, по ком.
Нет правды на земле, но правды нет и ниже.

Слова, что учтены, восприняты всерьез,
Записаны в гроссбух с дотошностью педанта.
А дальше - стук колес. А дальше - стук колес.
Страшней всего обман, как утверждает Данте.
норма

Взвейтесь кострами (тоже из старого)

Уже написан Вертер, говорят.
Но не прочитан. Я, вообще, не очень
По этой части. Просто снова осень.
Потом зима. Так каждый год, подряд.

Полгода нас безжалостно дурят -
Весна, мол, лето, радуйтесь, короче,
Но и тогда есть время правды - ночи,
Особенно, когда костры горят.

Я барабаны слышал, шел отряд,
Людей немного, больше тамагочи.
Несут косу. Бегите, что есть мочи -
Окно откроют, жилы отворят.
норма

Угол Куйбышева и Розы Люксембург (все время из старого, и пока все)

Клуб автомобилистов, да-да, полуфинал первенства Спартака,
Сейчас там церковь, головокружительная для здания карьера.
Тридцать лет, и каждая секунда свистела, как пуля у виска
И уходила в молоко, так и не дождавшись своего Гомера.

Кожвендиспансер, сгоревший цирк, баня и санпропускник,
Где брал справку о невшивости для поселения в общежитие.
Чистейших воспоминаний так и струится чистейший родник,
С водой, прозрачной, как какой-нибудь там дейтерид лития.

Сейчас понастроили - это, как понаехали, но про дома,
Шикарный стал город, вот оно, верное слово - шикарный.
Пир во время чумы? Но ведь пир сам по себе есть чума,
Если рассматривать с чуждой нам точки зрения кармы.