November 30th, 2013

норма

*

Жил мужик на проспекте Вернадского,
Был характера самого гадского.
Ему божья роса
Не щипала глаза,
И не нюхал он пламени адского.
норма

Последний довод в предпоследние времена

Очень часто, если кто-то не то что даже назовет мерзость мерзостью - дает хоть намеком понять, что от мерзости не в восторге - следует убийственный аргумент: неизвестно, как бы ты сам себя повел в таких-то обстоятельствах.

Аргумент как аргумент, но вот вера в его несокрушимость и окончательность (произносится обычно чуть не с повизгиванием от восторга перед собственной полемической мощью и презрения перед поверженным противником) предполагает вполне определенную картину мира. Это мир самовлюбленных болванов, готовых себе простить вообще всё, и не способных представить, что другие могут быть в этом отношении устроены по-другому. Такая жуткая пародия на категорический императив: разреши себе всё, и пусть это будет всеобщим законом.

Мы должны исходить из того, что сами по себе, без Божией помощи и без постоянных собственных напряженных усилий, вполне способны докатиться до любой мерзости. Любой из нас. И то, что мы можем, при определенных обстоятельствах, предать, струсить, убить, украсть, и так далее, и тому подобное - не повод, чтобы перестать считать предательство, трусость, убийство, воровство мерзостью. Нужно молить Господа о помощи в тяжкой ситуации, нужно помнить о необходимости (и возможности!) раскаяния, если грех уже совершен - но это не аргумент, чтобы перестать считать грех грехом. В точности, наоборот - это аргумент, чтобы всегда помнить, что мерзость остается мерзостью, даже если ее совершаешь наилюбимейший самим собой ты сам.
небоскреб

О чем говорить, когда говорить не о чем

Жизнь коротка, искусство вечно.
Нахлынет творческий настрой -
Тогда, ваащще, тушите свечи.
Где свечи, там и геморрой.

Так беспокоят Гондурасы -
Нахлынут горлом, и пипец,
И не узнают ... папуасы,
Какой у парня был конец.

Летит Пегас мрачнее бури -
Пчела ужалила под хвост.
Нет, не придется нам, в натуре,
Лакать коньяк небесных звезд.

Напрасно ждали серафима
Язык на жало урезать.
А жизнь опять проходит мимо,
И тут уж нечего сказать.