May 27th, 2012

небоскреб

Жизнь удалась

Два часа, якобы, ночи, но солнце внаглую висит над горами.
Осенью закатится, и это надолго, как если человек идиот.
От всего этого происходят разнообразные сбои в программе,
Начинаешь дышать углекислым газом и выдыхать кислород.

Шучу, не до такой степени, конечно, просто не спится.
Вид из окна - озеро, горы, солнце над этим всем, не до сна.
Местечко называется по-шведски Государственная граница,
И дальше желтая дорожная разметка, а не белая - другая страна,

Где полярные герои Нансен и Амундсен и природное явление фьорды.
Хрустальная мечта моего детства, но думал, что точно не суждено,
И вот - договорились насчет лодки и над пучиной реем гордо,
Как Джек Николсон и сопровождающие его психи в знаменитом кино.

А круто, вообще, быть тут, за самым настоящим полярным кругом,
На самой настоящей рыбалке, первый и пока что единственный раз.
Здешняя рыба клюет без наживки, соблазняется голым крюком,
И, если подумать, в этом смысле ничем не отличается от нас.

Ей тоже хочется простых ответов для всех проклятых вопросов,
Посмотреть рыбьим глазом на новые земли, попробовать новой воды.
Но, поскольку рыба не Григорий Сковорода, и вообще не философ,
Мир ловил ее, и поймал, и тут тоже не обошлось без сковороды.
небоскреб

А чего имеется в виду?

Сергей Ландо (декан факультета математики ВШЭ): Что существеннейшим образом отличает ИТЭФ от большинства успешных зарубежных центров, это то, что он является одновременно и образовательным центром. ...Такие центры, где одновременно исследуют и учат, во всем мире можно по пальцам пересчитать.

Поскольку сон повторился фараону дважды повторено дважды, видимо, что-то имелось в виду. А что - не постигаю. Что в зарубежных университетах занимаются наукой исключительно неуспешно? Или что у некоторых (мутантов, по-видимому) на руках бывает несколько сотен пальцев?

Я-то, грешным делом, думал, что "одновременно исследовать и учить" - это суть так называемой "гумбольдтовской университетской реформы", которой уж, почитай, двести лет.