April 15th, 2011

норма

ДР Николая Гумилева

Мало того, что убили человека. Теперь еще и стихи его невозможно оценивать и обсуждать по строго эстетическим критериям. Поскольку страх солидарности с палачами - это серьезно.

А ведь это неотъемлемое право каждого автора - право на спокойное, вдумчивое, беспристрастное обсуждение. И это у Гумилева отобрали, получается.

Конечно, не только у Гумилева. Из убитых сами-знаете-кем один Мандельштам, кажется, велик настолько, что обстоятельства биографии (и какие обстоятельства!) на фоне текстов неважны.
норма

Н. Гумилев. Слово

В оный день, когда над миром новым
Бог склонял лицо Свое, тогда
Солнце останавливали словом,
Словом разрушали города.

И орел не взмахивал крылами,
Звезды жались в ужасе к луне,
Если, точно розовое пламя,
Слово проплывало в вышине.

А для низкой жизни были числа,
Как домашний, подъяремный скот,
Потому что все оттенки смысла
Умное число передает.

Патриарх седой, себе под руку
Покоривший и добро и зло,
Не решаясь обратиться к звуку,
Тростью на песке чертил число.

Но забыли мы, что осиянно
Только слово средь земных тревог,
И в Евангелии от Иоанна
Сказано, что Слово это — Бог.

Мы ему поставили пределом
Скудные пределы естества,
И, как пчелы в улье опустелом,
Дурно пахнут мертвые слова.