January 31st, 2010

норма

Про экспериментальную педагогику

Преобразование общества в желаемом направлении лучше всего начинать с изменения системы образования. Оно, вроде бы, и гуманнее, чем пресловутые "вокзалы, почта, телеграф", и, по совсем большому счету, эффективнее. Когда накопится критическая масса людей, обученных "правильно", общество начнет меняться. Они начнут менять общество. Подстраивать его под себя.

Но вот что меня смущает. До каких пределов можно дойти, обучая и воспитывая детей на основе самых правильных и высоких принципов, ценой ухудшения их способности адаптироваться в данном конкретном несовершенном обществе?

С одной стороны - "не следуй за большинством на зло". Если успех в данном конкретном обществе достигается лучше всего обманом и насилием, это не значит, что детей нужно учить лгать и убивать. В конце концов, спасение души важнее, чем комфортное существование.

С другой стороны, как-то не по себе становится, когда думаешь, что вот эта вот самая "стена, но гнилая" будет расшатываться и проламываться, по сути, детскими головами. Ну, юношескими. Как закончат школу, так сразу.

В конце концов, нонконформизм, в идеале, должен быть результатом личного сознательного выбора взрослого человека, отдающего себе отчет в том, на что он идет. А когда ребенок воспитывается, допустим, атеистом в очень религиозном обществе, или глубоко верующим в обществе абсолютно атеистическом, или убежденным демократом при тоталитарном режиме, или убежденным нацистом - при демократическом... Или убежденным, что деньги - грязь и мусор, в обществе с современной экономикой... Или убежденным пацифистом в стране, где есть обязательный призыв... Или вегетарианцем в стране, где традиционно едят одну баранину на завтрак, обед и ужин... И так далее, и тому подобное. И потом расхлебывает последствия этого воспитания. Это нормально?

В общем, см. "Гадкие лебеди", но без божественного могущества мокрецов, которое вроде как снимает эту проблему.

Я действительно не знаю ответа на этот вопрос, он для меня совсем не риторический.