January 1st, 2010

норма

Скифы 2010

И наступил (на что - молчать, гусары!)
Тот Новый Год, о коем комиссары
В бессильной злобе... Кончили эпоху.
И что теперь? Ну, в принципе, нам похуй.
Оно само, как рак или гангрена...
Как Нострадамус пел в своих катренах...
Пушистый зверь на мягких сильных лапах...
Мы любим плоть, и вкус ее, и запах...
Какой там галльский смысл, германский гений?
Настало время полных офигений.
Какой свирепый гунн, о чем вы, право?
У нас, у нас самих в крови отрава,
Известка, шлак, гидрид и ангидрид...

Но есть надежда - сердце говорит.
норма

Про метемпсихоз

Федор Михайлович Достоевский был великий грешник, причем, не только как человек, но и как писатель (великих грешников в литературе все-таки не очень много). Иногда кажется, что, в качестве искупления, он возродился в ком-то вроде Акунина. Какая это, наверно, мука для бывшего гения - вроде, делаешь все то же самое, используешь те же находки, технически даже со всякими усовершенствованиями и прибамбасами, а получается не то. И знаешь, что "то" никогда больше не получится. По крайней мере, в этой жизни.