September 2nd, 2008

норма

Разная мелочь

Предоставим петухам выклевывать жемчуг из навозных куч. Вероятно, даже в самом убогом и жлобском тексте можно, при желании, найти крупицы смысла. Вопрос - зачем?

Если я узнаю, что Шекспир, мало того, что не существовал, но еще и, в свободное от несуществования время, днем растлевал малолетних, а ночами пытал узников в застенках, это никак не изменит мое отношение к его текстам. Но нам, чьи творения не столь совершенны, надлежит все-таки заботиться о своей репутации.

Некоторые думают, что сохранить лицо, упав в говно - это сделать вид, что падение было намеренным, и подвести под него глубокую философскую базу, представив падение взлетом. Но куда больше мудрости в простом и бесхитростном: "Бляяяяяяяя... Говно."

Штирлиц знал, что от разговора остается первая и последняя фраза. Жизнь - это разговор с Богом. Причем в первой фразе мы не вольны.
норма

Про Карлу-Марлу

Кажется, была дискуссия у ivanov_petrov... но не найду. Так что, если будут повторы - прошу прощения. Кое-что и повторить невредно. Речь шла об "устарелости" марксизма. И о том, что, наоборот, никогда еще марксизм не был столь верен, и потому всесилен, как сейчас (во всяком случае, в России). Даже в марксизме имелось какое-то бульканье про базис и надстройку, про относительную независимость надстройки, Ленин говорил про Льва Толстого, что до этого графа мужика в русской литературе-то и не было... То есть, признавалось, что, хотя экономические интересы - это главное, но имеется много чего еще. Сейчас все и во всем ищут простые экономические интересы. Всё, происходящее и в стране, и в мире, объясняют нефтью, трубопроводами, игрой на бирже, и т.д., и т.п. Это - ультрамарксизм, супермарксизм, исторический материализм, доведенный до полной карикатуры. Идея о всесилии материальных сил, овладев, наконец, массами (чего ей так и не удалось в советское время), стала материальной силой.