May 10th, 2008

норма

О цитируемости в науке и злоебу... простите, злободневном

Тема снова всплыла в ленте связи с предстоящими выборами президента РАН.

Вопрос о том, насколько велика или мала цитируемость кандидатов, кажется мне сравнительно второстепенным, а вот вопрос об их отношении к цитируемости как показателю - важным.

Цитируемость, безусловно, не характеризует напрямую качество работы, но характеризует ее востребованность. А это то, от чего организаторы науки отмахиваться не должны. В конкретных условиях нынешней России, и если говорить не об ученых, а об "организаторах науки", разговоры о цитируемости имеют совершенно четкий смысл. "Интегрируемость в мировую науку" vs "Сами с усами, Запад нам не указ, все великие работы опубликованы в Ученых записках Бобякинского треста собачьих парикмахерских моими родственниками, друзьями и знакомыми". Реальная альтернатива индексу цитируемости здесь и сейчас - не возвышенные представления о "Настоящей Науке", о "Хвалу и клевету приемли равнодушно", о "В науке мнение одного может быть важнее мнение тысячи" - а кумовство, клановость и мафиозность. Впрочем, справедливости ради, погоня за высокой цитируемостью любой ценой тоже способствует кумовству, клановости и мафиозности. Срединный Путь, поняли, нет? Как завещал великий Будда.

Должен ли организатор науки сам быть большим ученым? Идеальным вариантом мне лично кажется тандем - большой ученый плюс хороший администратор, действующие заодно. Грубо говоря, "художественный руководитель" и "директор". Во всех известных мне местах, где было и есть хорошо, организация именно такая.

Конкретно про РАН - дело не в том, кто будет президентом, а в том, какова будет вообще роль РАН в управлении российской наукой. Чем меньше, тем лучше.