January 1st, 2006

норма

Антисоветское

(грустно) А всё-так "Советское Шампанское" супротив настоящего - как плотник супротив столяра. Ну и фиг с ними. Как бы то ни было - встретили! С 2006!
норма

Стреляли...

Всю ночь - фейерверки. И до сих пор бУхает и бабАхает, но это уже остаточные явления. Весь сад засыпан какой-то обгоревшей фигней. Уже от двоих соседей слышали произносимую с гордостью сумму - пять миллионов евро, которые тратятся каждый раз на фейерверки в новогоднюю ночь. Надеюсь, по Королевству Нидерланды, а не по одному Наймегену. Сначала, по советской комсомольской привычке, начинаешь думать, сколько голодающих можно было бы накормить на эти деньги. Потом, с учетом приобретенного личного и общественного опыта (что голодающим по любому ничего не светило и не светит) - сколько пакостей можно было бы на эти деньги сорганизовать. Так что, может, и к лучшему - гори они разноцветным пламенем. Тем более - красиво... Но очень, очень громко.
норма

Как перестать беспокоиться и начать жить

"Но с годами и с повышениями его по службе и в особенности с реакцией консерватизма, наступившей в это время в обществе, эта духовная свобода стала мешать ему <...> Под давлением жизненных условий он, правдивый человек, допустил маленькую ложь, состоящую в том, что сказал себе, что для того, чтобы утверждать то, что неразумное - неразумно, надо прежде изучить это неразумное. Это была маленькая ложь, но она-то завела ею в ту большую ложь, в которой он завяз теперь <...> Поставив себе вопрос о том, справедливо ли то православие, в котором он рожден и воспитан, которое требуется от него всеми окружающими, без признания которого он не может продолжать свою полезную для людей деятельность, - он уже предрешал его. И потому для уяснения этого вопроса он взял не Вольтера, Шопенгауера, Спенсера, Конта, а философские книги Гегеля и религиозные сочинения Vinet, Хомякова и, естественно, нашел в них то самое, что ему было нужно подобие успокоения и оправдания того религиозного учения, в котором он был воспитан и которое разум его давно уже не допускал, но без которого вся жизнь переполнялась неприятностями, а при признании которого все эти неприятности сразу устранялись" (Л.Н.Толстой. Воскресение).

Ну, отношение Толстого к православию - это отдельная песня. Но вот сами психологические механизмы, благодаря которым люди плавно и с полным сохранением самоуважения переходят от лютой оппозиционности к лютой лояльности... Глыба и матерый человечище, как и было сказано. Вот это, батенька, художник.