flying_bear (flying_bear) wrote,
flying_bear
flying_bear

Category:

Из старого

***

Погрязнуть лучше в янтаре,
Чем в твердом горном хрустале,
Когда у вечности в капкане.

Собаки лают во дворе,
Лежит селедка на столе,
Чего-то плещется в стакане.

В такой занюханной дыре
Жить можно лишь навеселе.
А ведь живем-то на вулкане.

В дождливом грязном ноябре
С высокой думой на челе
Приходят в город марсиане.

При странных обстоятельствах

...и душа его будет ему вместо добычи (Иер.21:9)

Не обессудь. Не навреди. Не сотвори.
Сожмись в комок. Укройся в подпространстве.
Пускай обыщутся, там, в тридевятом ханстве.
Пускай упляшутся лихие дикари.

Топорик, нож, соль, книги, спички, сухари...
Свет, воздух, вера, сила тяжести, надежда...
Рюкзак, штормовка, обувь, теплая одежда...
Собравши - сжечь, к чертям. Гори, огонь, гори.

Пространство-время покидая до зари,
Не потревожив даже ангелов крылатых,
Не ожидая ни награды, ни расплаты,
По счету «три», по счету «три», по счету «три».

Невыученные уроки

У дома Лота собралась толпа
И странников постыдно возжелала,
К могучим крыльям ангельским слепа.
У многих там и вовсе не стояло.
Не член их вел, но сердце, трепеща
От сладостного слова «сообща»,
На мерзостные Господу дела.
Их тоже, разумеется, не стало,
Когда пролились сера и смола.
А нам все мало. Все нам, сукам, мало.

Туризм

Сплошной поток машин до места поклоненья
Неведомых времен неведомым богам.
Им, судя по всему, приятен шум и гам,
Восстановился слух, восстановилось зренье,
Что видит все, как есть, и предпочтет цветам
Болотных пузырей привычное горенье.

Привыкшим обонять гниющих душ распад,
К безумию толпы, кровавым лужам, вою,
Им прятаться пришлось, прикинувшись травою,
Камнями и землей... Как много лет назад,
Работают с людьми. Дела идут на лад.
Так отставной палач, с седою головою,

По-новому в чести, и объясняет нам,
Как нужно отнестись к прошедшим временам.

Кораблестроительное

Ногти мертвецов - это, действительно, классическое решение.
Но, согласитесь, несколько старомодно, скажете, нет?
Как бы то ни было, постройка уже близка к завершению.
Очень остроумный проект: в основном - из старых газет.
Водонепроницаемость? Но ведь ни одна капля не посмеет коснуться борта.
Вы что, забыли? Волны будут выть от тоски и страха.
Ну, конечно, газеты спрессованы в картон. Концентрированная тщета,
Как показали расчеты, гораздо прочнее всех видов праха.
Тщета работает как наполнитель. На самом деле, это композит.
Армирован волокнами ненависти, предрассудков и клеветы.
Правда, запах. Действительно, пахнет. Даже можно сказать - разит.
Но наши ученые вывели, чтоб решить проблему, замечательные цветы.
Их аромат дезодорирует все, даже вонь из пасти у Волка.
Наши пассажиры не должны и не будут испытывать дискомфорт.
До полного завершения работ осталось совсем недолго.
Полагаю, скоро мы сможем принять пассажиров на борт.

Химерическое

The rest is silence. Унесите трупы.
Перевожу: молчание ягнят.
Бубнили раньше, нынче не бубнят,
Остались только шашлыки да шубы.
У людоеда вкусный виноват.
"Быть иль не быть" - вопрос с повестки снят,
И Ганнибал облизывает губы.
Не будьте с каннибалом слишком грубы -
Случится может с каждым, если трубы
В грядущее торжественно манят,
А призрак заговаривает зубы.
Хотя, конечно, резать всех подряд...
Хотя, конечно, капать в ухо яд...
Не только некрасиво - просто глупо.

Размышление о строительных материалах

Кирпич человеку сродни - из красной глины мы оба.
Я не про рожи, что просят, как говорят, кирпича.
Мало ли, что можно сказать про кирпич сгоряча.
В мраморе, или граните, больше спеси и злобы.
Пахнет Валгаллой, могилой, факелы сквозь туман,
Шествия, ночь, обустройство планеты, козням врага заслон...
Хуже, пожалуй, в этом смысле только обсидиан.
А кирпич - материал неудачников. Взять, например, Вавилон.
Из кирпича невозможно построить башню до неба.
Попробовали - не вышло, оказался не тот материал.
С тех пор никто там таких попыток не повторял,
Сосредоточились на проблемах добычи насущного хлеба.
Голландия - тоже междуречье, географически - дельта Рейна.
Улица не так страшна, если кирпич, хоть и фонарь, и канал.
Я счастлив, что мой народ для больших глупостей слишком мал, -
Лоренц сказал, как мы знаем со слов Эйнштейна.

Страх

Зачем же броней необитые двери?
Зачем же нам стены не в метр толщиной?
Так можно подумать - друзья за стеной.
Так можно подумать - там люди, не звери.
А может быть, просто сейчас выходной?
Такая примета, почти суеверье:
Кто дверь открывает, не глядя в глазок,
Вопросом нелепым "Кто там?" не болея,
Тому не опасен кинжал Бармалея,
И Бука того не упрячет в мешок.
Ну, может, прирежут небольно, разок.
Ну, может, придушат рукой брадобрея.
Ну, может, немножко сотрут в порошок.
Ну, может, нечаянно вздернут на рее.
Судьба - лотерея, и жизнь - лотерея -
Так Цахес пробулькал, упавши в горшок.

В осеннем парке

За осенью не следует зима.
Деревья дремлют, листья уронив,
Про холода спросонок пробубнив.
Возможно, снится вьюга им и тьма.

Они навряд ли знают про морозы,
Что разрывают ветви и стволы.
Ведь так и в наших снах - ножи, стволы,
Погони и смертельные угрозы.

Мы люди мирные, но на пути,
Который, к счастью, въяве не найти
Ржавеет бронепоезд опаленный.

Ухоженные буки да дубы,
В потенции - дреколье да гробы,
Хороших снов вам до листвы зеленой.

Не вижу альтернативы

Вы помните ли то, что видели мы летом?
Мой ангел, помните ли вы
Ту лошадь дохлую под ярким белым светом,
Среди рыжеющей травы?
(Ш. Бодлер)


Все было точно так, как сказано в стихах:
Зловонье, гной, густая слизь и злая сука,
На падаль падкая, как дикари на Кука,
И мухи вольные паслися в потрохах.

А если - в клочьях обгоревших провода,
Куски бессмысленные ржавого металла,
Обломки жалкие, что взрывом разметало -
Их даже мухи жрать не будут никогда?

Да, склонны к смерти, лошадям подобно, мы -
От поножовщины, политики, чумы
(Для лошадей, понятно, есть свои причины),

Сгниет со временем красотка в смрадной мгле,
Бодлер имел резон для скорби на челе -
Но, право слово, не прочнее и машины.

Прогулка

И я из тех, кто выбирает сети,
Когда идет бессмертье косяком.
Арс. Тарковский


Вобрать в себя, частицы меж частиц,
И раствориться в воздухе, как сахар
В стакане чая. Золотой туман,
Чистейший свет, серебряные нити
Бодрящими покрыты пузырьками.
Вода с сиропом, что в далеком детстве
За три копейки пил из автомата.
Так стань водой, стань временем, пространством,
Всем сразу, чистым светом, грязным светом,
Сплетением молекул, организмом,
Вернись в себя, запрись, и чтоб - ни-ни.
Еще успеешь. Все и всё успеют.
На этом свете опозданий нет.
Тем более - на том. Пока не время.
Пока что - племя, пламя, стремя, бремя,
Предчувствий заповедник и примет.

О деревьях с надеждой

Стоялым сумрачным болотам
И черной жиже леденящей
Есть только две альтернативы:
Сосновый лес или скала.

Но скалы нам совсем чужие.
Я б доверять не стал Плутону.
Я видел жирный черный пепел.
Ничем не лучше он болот.

Деревья ближе и роднее.
Почти как мы, без нервов только.
Какая славная идея -
Жить, не испытывая боль.

Возможно, мы договоримся.
Возможно, лес нас примет в звери.
Растения - друзья животным.
А камни сами по себе.

Подражание Бродскому

Придет же день Господень, как тать ночью, и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят (2 Петр. 3:10)

Когда умирает целиком вся планета
(Воздух испаряется, выкипают моря),
Возникает соблазн смотреть на это
Просто как на явление природы. Говоря
Откровенно, трудно жалеть всех скопом.
Скажи, например: шесть миллионов убитых.
Или: всех, кроме одной семьи, смыло потопом.
Или: погибли все, чьи имена здесь на плитах.
Ничего. Это не бездушие даже, просто
Несоразмерность с личным опытом смертей.
Не бывает размером с планету погоста.
Не воспринимается. Когда много костей,
Это - горная порода, если слишком много.
Нельзя сокрушаться, что конец всему.
Невозможное человекам возможно Богу,
Но кто знает, как это все видится Ему.

Черно-белое

Ночь. Сколько есть оттенков черноты.
Она лишь фон. Мы все во власти света.
Когда сотрут случайные черты,
Сотрется многокрасочное лето.
Есть время составлять в букет цветы
И время возвращать Творцу билеты.
Есть вещи позабористей воды.
Пред нами расстилались, как миражи,
Бескрайние поля чернейшей сажи.
И снег, как милосердные бинты,
Укутал обожженную планету.
Прошляпила стоявшая на страже
Слоистая и твердая вода.
Он, прозорливый, отвечал на это:
Здесь нужно, чтоб душа была тверда.
Бог с нами дольше радуги Завета.

***

...на уровне, достигнутом уже
взлетевшими здесь некогда на воздух
(И.Бродский)


Есть время выпускать кишки и резать глотки
И время разводить деревья и цветы,
И время пальцы гнуть и разводить понты,
Куда ж мы, нахрен, все с подводной лодки.
Есть время выдвигать стальные подбородки
И время затыкать себе руками рты,
Поскольку лучше добровольность немоты,
И, кстати, лучше длинный уд, а ум короткий.
А если нет у вас ни голода, ни тетки,
Прямой резон стереть случайные черты,
Хотя, возможно, лучше просто выпить водки
И затянуть: "Когда мы были молоды..."
Tags: стихи сборник 2
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • ***

    От кремлевской стены откололся кусок В силу разных природных явлений. Здравствуй, поле чудес, я же твой колосок, Я же память твоих поколений. Я же…

  • Сонет, написанный с единственной целью показать, что день психического здоровья нам не указ

    Октябрь уж наступил, а воз и ныне там. Все было, все прошло, все временем пожрато. Ушли искать страну с названьем Эльдорадо, А заодно узнать, по ком…

  • ***

    Очень жаль мне населенье Гоморры. Может, был у них и вправду дурдом. За поступки или за разговоры Их снесли, когда бомбили Содом? Не осталось ни…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments