flying_bear (flying_bear) wrote,
flying_bear
flying_bear

Categories:

Песни и пляски смерти (тридцать девятая подборка стихов)


Размышление о том, что весь мир театр, а люди в нем, соответственно

О, боже! Я, раненый насмерть, играл,
Гладиатора смерть представляя!
(Г. Гейне, пер. А. К. Толстого)


Тошнит, и страшно до усеру.
Вот как-то так.
Скажите, что ли, режиссеру,
Что он мудак.

Пускай он лично убедится,
Что все всерьез,
Что здесь не пахнет Синей Птицей,
Принцессой Грез,

Что настоящий ветер свищет
Из всех щелей.
Прочувствуй шкурою ветрище
И уцелей.

Слови дыхание второе,
Дыши всем ртом.
А в третьем акте всех уроют,
И ад потом.

Все маски сняты, вьются бесы.
Страна теней.
Кто постановщик этой пьесы?
Зачем мы в ней?

Офелия

Проплывала по белой реке,
А над ней облака вдалеке,
А под ней холодна пустота,
А внутри тоже все дочиста.

По воде проплывает вода.
Остальное там так, ерунда -
ДНК, протеины... фуфло.
А, неважно, уже утекло.

В небе радуга - это завет:
Не потопом закончится свет.
Жаль. Вода человечней огня.
Но про то не спросили меня.

***

Читал Монтеня а он все Катон Катон
Кишки наружу жаль утраченной свободы
Подзаебло входить в одну и ту же воду
Крошить тиранам этот высохший батон

Как голубям каким на сквер на Трафальгар
В туманном городе где Холмсы и Шерлоки
Ужо развяжется проказник старый Локи
И забронирует билеты на Нагльфар

Конечно в первый класс от Волка вдалеке
Чтоб не вонял под нос хоть ценная зверюга
Какая гадость эта ваша Калиюга
Да и она теперь висит на волоске

А сверху смотрит Нельсон столпник адмирал
Спаситель Англии герой дитя без глаза
Героев нет сейчас а все решает масса
Стальных машин в которых дышит интеграл

Не так уж жалок тот в ком совесть нечиста
Совсем неплохо если совесть есть в наличьи
А птички крошки жрут права качают птичьи
И гадят прямо в знаменитые места

Стихия воды

Это время прошлось
По спине осьминоговой тушей
Только клюв ядовит
А присоски как банки милы
Засиделся внутри
Лягушонок и рвется наружу
Где вода и камыш
Где постели столы и стволы

Это время болот
А морей и озер конфискаций
Лягушачий Кощей
Засидевшийся стегоцефал
Приедается все
Лишь ему не дано примелькаться
И не будет дано
Пока Шива нам не станцевал

Мы из мира уйдем
Как стирают с доски матерщину
Мокрой тряпкой потоп
Грязь гнилая лягушечий ил
Отменили огонь
Нам трагедий играть не по чину
А пришел водяной
И как хохму пиздец отмочил

Апокалипсис light

Незавершенность. Шупальца растут
От нас наружу, наших дней снаружи.
Свинцовый вкус от времени во рту
И зеркала как комнатные лужи.

Настанет день. Застынет циферблат
И захлебнется пресловутым всхлипом.
Кто всем владел чрез злато и булат,
Сравняется с коралловым полипом.

Вот так проснемся утром в шесть часов
И головой, с вчерашнего больною,
Не только где резинка от трусов
Мы спросим, но и где все остальное.

Песенка без смысла, но с сусликами

Покатилось покатилось
Прямо суслику в нору
Не обломится нам милость
Ты умрешь и я умру

Степью суслики застыли
Над профуканной судьбой
Им ништяк в траве ковыли
Много хуже нам с тобой

Мы чего то там пыхтели
Мы старались чтоб оно
А на деле а на деле
Вышло мокрое пятно

Суслик суслик зверь понтовый
С мокрой шкуркой пионер
Ко всему всегда готовый
Вот с кого бы брать пример

Чтобы столбиком над дыркой
Как над бездной мировой
Все профукал так не фыркай
Не стони не плачь не вой

А веди себя прилично
Остается только честь
Нам варенье землянично
Больше кажется не есть

Не размазывать по роже
Вот такая се ля ви
Суслик суслик ты хороший
Оставайся и живи

Сквозь треск помех

Травинки редкие во рву
Не закопают будут гуще
Я с вами больше не живу
Поскольку ангел загребущий

Пристроил к грунту и траве
Посредством грубого металла
И все что было перестало
Посредством дырки в голове

Эпоха мать ее едрит
Прогресс культура бляха муха
С винтом палач с косой старуха
Звезда с звездою говорит

На темы жизни после рва
Им там виднее с небосвода
Они считают голова
Нужна нам меньше чем свобода

***

Где с воробьем Катулл и Троцкий с ледорубом
И маяковский гвоздь кошмарный в сапоге
И паровоз вперед как водится по трупам
И жмурик без штанов но с биркой на ноге

Где с веслами Харон и с Моцартом Сальери
И вечность с пауком и Зигмунд Фрейд с елдой
И те кто от любви и те кто к высшей мере
И те кому под сто и те кто молодой

Где Шредингер с котом и Джерри с дядей Томом
Мир хижине его и мы за миру мир
И черная дыра с Гоморрой и Содомом
И Цепеш удалой владетельный вампир

Где боги пьют нектар потом сдают посуду
И Прометей с орлом и с дудкой крысолов
И смысла нет вопить что не хочу не буду
Все умерли и ты подумаешь делов

Шахматная новелла

Зачем нам умирать когда нельзя
Когда любовь еще не перестала
Опять поди аврал в конце квартала
И велено пожертвовать ферзя

А может двух ладей затеем спор
А может трех слонов но это редко
Несут веревку мыло табуретку
Себе забейте в жопу весь набор

С косой старуха барышня с косой
Мазай для зайцев зайцы для Мазая
Жизнь удалась по стеночке сползая
Поэтому бухой я и косой

Весь мир театр но ты в нем не наглей
Начаться лучше с вешалки чем кончить
На сцене там сейчас идет Щелкунчик
Апофеоз мышиных королей

Записки сумасшедшего

Время ночь, место дом, на душе непонятно.
Сон про звезды в горах и малину с куста.
Навсегда оставляют на памяти пятна
Рядовые совсем времена и места.

Не дразнил соловей, не бурлили гормоны.
Просто метка, что жил, и что был не такой.
А в кого мы глядим? Может, в Тутанхамоны?
Маска чистого золота, вечный покой,

Нил загробный, Анубис, ладья до заката,
Что скользит в никуда без руля и весла...
В общем, будьте здоровы, живите богато.
Подпись. Штамп. Мартобря никакого числа.

Хтоническое

Бог смерти - бог богатства по утрам,
А после, как дерябнет двести грамм,
Да как закусит зернышком граната,

Тотчас запрет с монетами сундук,
И - отдых, лицезренье адских мук.
Кто бог, тому корячиться не надо.

Оно само, к оболу льнет обол.
А вечером - по телеку футбол
И прогуляться с псиной трехголовой.

В подземном царстве все всегда пучком.
Ты никогда не спрашивай, по ком,
И вечно будешь мертвый и здоровый.

Назидательное стихотворение о многогранности человеческой натуры

Услышь мой зов! Пощады, Люцифер!
(Кристофер Марло. Трагическая история доктора Фауста)


Тут случай был, давно, за рубежом:
Поэту засадили в глаз ножом.
А мог Шекспиром стать, вот что обидно.

По службе в глаз ножом, не по злобе:
Служил голубчик в тамошней ГБ
И где-нибудь проштрафился, как видно.

А ведь умел бумагу он марать.
В Джеймс Бонда бы не пробовал играть,
Не стал в расцвете дней бы жалкой тенью.

Урок жесток - да только все не впрок.
Широк бывает человек, широк.
Особенно в эпоху Возрожденья.

Антиконспирологическое

Зачем во всем политику винить?
Зачем искать, куй продест и куй боно?
Ведь Парка точно перережет нить,
А почему и как - то знать слабо нам.

И, может быть, не убивал Борис,
Царевич просто сам упал на ножик.
Сергей Мироныч обожал актрис,
И, наконец, дотрахался, быть может.

Увы, братаны, ласты склеим все,
Будь хоть царем, хоть Джо неуловимым.
И души нагишом, во всей красе,
Предстанут, как у Босха Йеронима,

Где монстры и бесовский кавардак.
Туда с собою не прихватишь ксивы.
И, если ты по жизни был мудак,
С тобою там поступят некрасиво.

Не спросят про награды и чины,
Когда душа твоя смердит грехами.
Давайте это помнить, пацаны.
Давайте тут не будем лопухами.

Старая, старая сказка

Был император всех подлей и злее,
Тиран и гад от пяток до бровей.
Он заслужил быть трупом в мавзолее,
Но спасся через птичку соловей.

Он что-то понял нервными узлами.
Он видел смерть, но смерть домой ушла,
Его оставив с добрыми делами
(А он считал себя исчадьем зла).

Дела взаправду были хороши ли,
Или в сравненьи с тем, что быть могло...
И тут его подушкой придушили,
В других поскольку оставалось зло.

Накануне Пасхи

И воздух пахнет смертью, нам сказали.
Земле не пахнуть смертью просто странно.
Огонь, вода, вообще все элементы.
Все пахнет смертью. Тварное есть смерть.

Гнилое мясо, жвалы, зубы, когти.
Что наша жизнь? Круговорот азота,
И то не вечный. Разбуханье Солнца,
Ну, и распад протонов, наконец.

Служил Гаврила в пищевой цепочке.
Ночь, улица, базар, вокзал, аптека.
Фонарь. На свет приполз и в свет вернешься,
В бессмысленный, тот самый, тусклый свет.

А Господа пытали и убили.
Потом в гробницу тело положили.
Пришли наутро жены - сдвинут камень.
И был там ангел, и тряслась земля.

Вот так узнали, что Христос воскресе.
Так началось преображенье твари,
И свет стал светом, что сиял в день первый,
И кто туда захочет, тот войдет.
Tags: стихи сборник
Subscribe

  • Лиссабон. Океанариум

    m_ktsn.iMGSRC.RU m_ktsn.iMGSRC.RU m_ktsn.iMGSRC.RU m_ktsn.iMGSRC.RU m_ktsn.iMGSRC.RU m_ktsn.iMGSRC.RU…

  • Лиссабон

    m_ktsn.iMGSRC.RU m_ktsn.iMGSRC.RU m_ktsn.iMGSRC.RU m_ktsn.iMGSRC.RU m_ktsn.iMGSRC.RU m_ktsn.iMGSRC.RU…

  • Сегодня

    m_ktsn.iMGSRC.RU m_ktsn.iMGSRC.RU m_ktsn.iMGSRC.RU m_ktsn.iMGSRC.RU

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments