flying_bear (flying_bear) wrote,
flying_bear
flying_bear

Спасибо Платоникусу 6


VI
НОЧЬ
Я очень давно не ночевал, даже не появлялся, в этой квартире.
Не самая удачная оказалась идея, как провести лето.
В этом городе, в этой стране... Вообще, в этом мире.
Надо бы поклянчить другую Вселенную у Эверетта.
Говорят, он их делает, как хромой пьянчуга Луну.
И так же хреново. У Господа хоть получалось красиво.
Эту Вселенную, Солнечную систему, планету, страну...
Жизнь удалась. С "Жигулевского" перешел на бельгийское пиво.
Зачем-то кому-то чего-то. Всегда. Но не здесь. Не на этом месте.
Да что ж такое творится. Так и будешь ворочаться до зари.
Призрак рыбы бродит печальный, как в "Коммунистическом Манифесте",
Волоча прикованный аквариум, звякая цепью и пуская изо рта пузыри.
И грохот камней, такой, как будто обрушилась кладка.
Куда они все подевались, у меня их полно, но это не те.
При полном отсутствии совести, говорят, опять спится сладко.
Важнейшим из всех искусств для нас является выживание в темноте.

КОРАБЛЕСТРОИТЕЛЬНОЕ
Ногти мертвецов - это, действительно, классическое решение.
Но, согласитесь, несколько старомодно, скажете, нет?
Как бы то ни было, постройка уже близка к завершению.
Очень остроумный проект: в основном - из старых газет.
Водонепроницаемость? Но ведь ни одна капля не посмеет коснуться борта.
Вы что, забыли? Волны будут выть от тоски и страха.
Ну, конечно, газеты спрессованы в картон. Концентрированная тщета,
Как показали расчеты, гораздо прочнее всех видов праха.
Тщета работает как наполнитель. На самом деле, это композит.
Армирован волокнами ненависти, предрассудков и клеветы.
Правда, запах. Действительно, пахнет. Даже можно сказать - разит.
Но наши ученые вывели, чтоб решить проблему, замечательные цветы.
Их аромат дезодорирует все, даже вонь из пасти у Волка.
Наши пассажиры не должны и не будут испытывать дискомфорт.
До полного завершения работ осталось совсем недолго.
Полагаю, скоро мы сможем принять пассажиров на борт.

КОГДА СПЯЩИЙ ПРОСНЁТСЯ
Солнце, встающее над ржавыми гаражами,
Багровое, в лёгкой дымке гало.
За мной опять всю ночь гонялись с ножами,
А также я всю ночь за кем-то гонялся с ножами,
Но, опять, оказалось - во сне. И мне, и им повезло.
Наши сны переполнены кровью и крошевом.
Говорят, если чистая совесть - спишь без проблем.
Видимо, не хватает на всё время во мне хорошего,
Днём я, да, мало кого обижаю
И, как граф Толстой, почти никого не ем.
Какое счастье, что мы сравнительно мирные человеки.
Нет, не так, просто сейчас сравнительно мирные времена.
Но, между прочим, Вий постоянно талдычит "Поднимите мне веки",
И кто-нибудь когда-нибудь ему их поднимет одна...
Страшно даже подумать, что там, под тонкой плёнкой
И под густой пеленой убаюкивающих завораживающих слов.
А ведь нас не зря в детстве учили - давайте, орлёнки,
Учитесь летать, ну и вообще - будь готов.

ЭКЛЕКТИЧЕСКОЕ
"Всем лучшим в себе я обязан книгам. А.М.Горький"
(Этот плакат многие годы висел на доме 137 по улице Мамина-Сибиряка,
где в Свердловске находится магазин "Академкнига")

Всем лучшим в себе я обязан водке и пиву,
Вообще, разным смесям на основе этанола и воды.
Они, конечно, не могут сделать тебя счастливым,
Но способствуют отмыванию мозгов от всякой ерунды.
Еще, всем лучшим в себе я деревьям обязан,
Особенно соснам, они у нас работали елками на Новый год,
И с тех пор я к соснам особенно сильно привязан.
А вот из рыбок для нас важнейшими являются гурами и макропод.
Еще, всем лучшим в себе я обязан котам и кошкам,
А также псам, ибо умудряюсь любить и этих, и тех.
Еще - яично-луковому салату с майонезом и зеленым горошком
И, судя по всему, непоступлению на Московский Физтех.
Безусловно, хорошим людям, немногим, но очень сильно,
Сильней, чем всему перечисленному, в миллионы раз.
Еще, конечно, просмотренным в детстве разным кинофильмам,
И тому, что "Чапаев" запомнился много хуже, чем "Фантомас".
Отметим, чтобы не обидеть Алексея Максимыча, - книгам,
От Винни-Пуха до Пушкина, и от Вия до Золотого Осла.
Ну и, наконец, зависти, злобе, предательству и интригам,
Как исходному сырью при получении добра из зла.

А ГЛАЗА ДОБРЫЕ-ДОБРЫЕ
Чистое зло не выдержит легчайшего дуновенья
И нежизнеспособно без некоторой примеси добра.
Точный состав знают только подлинные мастера,
Что могут остановить или подковать на скаку мгновенье.

Чтоб успешно решить основополагающий вопрос -
Тварь ли я дрожащая или дрожащий Наполеон,
С шашкой наголо впереди бронетанковых колонн,
Применяется хитрость, называемая в науке симбиоз.

Мистер Хайд доктору Джекилу не выклюет око,
А то самому будет нечем потом злобно сверкать.
Опять же, очень удобно: если начнут искать,
Просто нырни в доктора, и сиди там до срока.

Этот не пьет, тот разбирается в литературе,
А вон тот, вообще, человечеству озарил путь.
Бойтесь тех, кто хищные мистеры Хайды суть,
Приходящие в доктора Джекила овечьей шкуре.

ПРО СЛЕЗЫ ВСЕЛЕННОЙ В ЛОПАТКАХ
Виршеплетство все та же магия для бедных
Возгонка удушливых испарений либидных
Ставить заплатки на расползающуюся ткань
Пишем Атлантида на ум пошла Тьмутаракань

В житейских обломках величие Рагнарека
Забава для рыцарей без страха и упрека
Запихивание пирамидок в круглую дыру
Пока стулья за спиной превращаются в кенгуру

ЛЮБУЯСЬ ЦВЕТУЩЕЙ САКУРОЙ
Мир с нами по-хорошему - и мы с ним по-хорошему.
Мир с нами по-человечески - и мы с ним по-людски.
Нет, рычит, бросается и пытается порвать на куски,
И порвал бы, да кто ж ему даст, даст-то, говорю, кто ж ему.

Хроника пикирующего бомбардировщика, смерти в рассрочку,
Из сырой темноты в сырую темноту, а потом в мир теней,
С возможностью по дороге радоваться каждому цветочку,
Отчего еще сильней обидно, отчего обидно, говорю, еще сильней.

ДОШЛО КАК ДО ЖИРАФА
В марте грачи и Наполеоны возвращаются с юга,
Сонные медведи вылезают проветриться из берлог,
Кровопиец начинает казаться милее, чем ворюга,
Орут коты, и хуже, чем обычно, варит котелок.

Сугробы проседают и покрываются черной коркой,
Иногда так пахнёт, будто Сам нам сказал "привет",
Грязь пахнет весной, а чистота пахнет хлоркой,
И небо... ну, знаете, такой особый мартовский цвет.

Я не люблю март, не хочу объяснять, есть причины,
Но и такую спицу не выкинешь все же, колесо ломая,
Зиму опять пережили, нет, ну какие же мы молодчины,
Скоро зацветут яблони, потерпим до апреля - до мая.

****
Все читавшие Честертона знают, что лист нужно прятать в лесу,
Сломанную шпагу - в куче собранного пионерами металлолома,
Маленькие личные радости - в эпохе всеобщего большого облома,
И в исторических свершениях - вредную привычку ковырять в носу.

Смерть прячут в иголке или перстне, джинна в лампе, яйцо в ларце,
Собаку Баскервилей - на болоте, в месте мокром, опасном и диком,
Капитана Ахава - с его кораблем и примкнувшим к ним Моби Диком,
Впрочем, море отдаст своих спрятанных, но только в самом конце.

ЖИЗНЬ ЖЕСТЧЕ
Помнится, страшно обиделся в молодости, когда услышал: "сладкие сопли Сент-Экзюпери".
Ну, еще бы, "самое главное глазами не увидишь" и "мы в ответе за тех, кого приручили".
Но ведь правда - не увидишь, самое главное - в тайных доносах, вон, сколько их уже настрочили,
Пока мы брались за руки, друзья, и просили не нуждающегося в советах "гори, огонь, гори".

Романтика, едрит ее в кочерыжку и в костный состав, горящими глазками луп-луп, хлоп-хлоп,
Пока прожженные радостно потирали ручки и выигрывали конкурсы на самое теплое место в аду,
Увы, волшебник прилетает в голубом вертолете и бесплатно показывает кино только раз в году,
А единственно правильный ответ на "кто тебя обидел" - "никто", тут это знает любой циклоп.

Ну что же, алые паруса - на самом деле, лучший из способов контрабандной перевозки шелка,
И это еще цветочки по сравнению с тем, на что пригодно горящее сердце Данко и прочие Изергили.
Герои спят вповалку с вампирами, но те-то время от времени оживают, а герои остаются в могиле,
И самая лучшая Баба-Яга - воспитанная в своем коллективе красавица, спортсменка, комсомолка.

ХОРОШЕЕ ОТНОШЕНИЕ К МЫСЛЯМ
Мысль резаная-перерезаная но недорезаная на операционном столе
В бестеневом свете с хирургической точностью подобранных слов
Недоограненная под икосаэдр с его дивной соразмерностью углов
Уползла откатилась забилась спряталась и перемазалась в земле
Она не хочет когда ну вообще зачем ее так это хуже чем гвоздями
Она суки живая а вы ее к философам блять прямо как в змеиной яме
Вас бы так формулировали опровергали контрпримерами и шлифовали
Втискивали обтесывали и согласовывали небось понравится едва ли
Не на того напали завопите рабочее время кончилось нашли дурака
Нежные тварюшки понимаете нет а мы им все цыгарками в харю тычем
Отмучилась бедная уже в раю будет теперь легким дуновением ветерка
Шелестом листвы шумом прибоя плохо формализуемым щебетом птичьим

ПРЕВРАТНОСТИ МЕТЕМПСИХОЗА
Посмертные воздаяния за разные грехи полагаются разные тоже.
Кто возрождается котом, а кто и веником, которым гоняют кота.
По-ненашему - колесо сансары, по-нашему - суета сует, все суета.
Но вот к совсем потерявшим себя, к тем отношение всего строже.

Развоплотившиеся при жизни, заблудившиеся в лабиринте из слов,
Моловшие языком, хоть предупреждали их про мельничные жернова,
Могут воплотиться в небывалом образе многоглокой куздры сперва,
С перспективой докатиться впоследствии и до будланутых бокров.

Копающие, вместо вавилонской башни, вавилонский котлован до ада,
Не заслужили воплощения в бесхитростную и простую обычную тварь,
Во что-нибудь из старого каталога "я червь - я бог - я раб - я царь",
Из обитателей зоосада, или даже из обитателей ботанического сада.

КСТАТИ О ПТИЧКАХ
С кошачьей головой во рту...
(О. Мандельштам)

Черная птица счастья, синяя - это какой-то символистский вздор,
И вообще, несолидно, это ж не попугай, не попка дурак крикливый,
И не дохлая курица из нашей юности, в свою очередь, счастливой,
Так вот, черная птица счастья опять уселась со своим Nevermore

На чей-то бюст, но точно не Паллады, потому что работает не совой.
Теперь осчастливит, как если очень долго головой о тупое и твердое.
Три птицы было - Сирин, Алконост, Гамаюн, эта будет у нас четвертая,
С горячим сердцем, чистыми лапами и чьей-то во рту холодной головой.

ПОПЫТКА ОПТИМИЗМА
Если срочно не написать что-нибудь с рифмой и подобием размера,
Отвращение заполнит легкие, как вода по достижении морского дна.
Ладно, неважно: в четверг над домом наблюдалась обалденная луна,
А с нее на невидимой веревочке свисала на удивление яркая Венера.

Луна? Луна. Любая гнусь, которая под Луной, уже бывала в веках.
Февраль никак не весна, но, возможно, все же прелюдия к весне.
Полностью звездное небо не заслужили пока, но и кусочек - вполне.
Да и нравственный закон, если верить Канту, урчит порою в кишках.

ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ
Когда Стэплтон снова пришел проведать свою верную псину
И подмазать чуть-чуть, чтоб со всем этим покончить сегодня,
Он обнаружил взаправдашнего жуткого демона из преисподней,
Бросился в панике бежать, и, понятно, провалился в трясину.

Когда Грегор Замза процитировал "Без бумажки ты букашка", причем
Не имея бумажки, что сам он человек и звучит исключительно гордо,
Ему тут же показали (в зеркале), даже не козью, а тараканью морду,
А, между прочим, сделать такую морду еще хуже, чем морду кирпичом.

Когда, ради красного словца или природной хитрожопости ради,
Говоришь что-то такое, чего на самом деле не имеешь в виду,
Будь крайне осторожен, чтоб не накликать на себя большую беду.
Записывают всё. У ангелов и у чертей есть специальные тетради.

ЗИМА, ВСЕ ВРЕМЯ ЗИМА
Снег выпал и не тает, а лежит, как у Брейгеля на картинах,
То есть, не на самих картинах - они-то под крышей, в музеях,
А на изображаемом. Скоро, запутавшись в собственных затеях
(Глобальное потепление, то-се), поплывем величаво на льдинах

Прямо в северное сияние, но не в смысле - шампанское с коньяком
(Где шампанское подразумевалось советское, а коньяк типа "Плиски"),
А в то, которым любовался мой дед на Печоре, и даже оставил записки
В назидание внуку, а он, то есть, я, вырос, к сожалению, дурак дураком

И не понимает, где прямой угол, а где кипит при девяноста градусах вода,
И какой курс держать, чтоб точно между Медведицами, Малой и Большой.
А, что говорить, - звезды к нам по-доброму, со всей, можно сказать, душой,
А мы только и знаем, что уставиться на них и выть - гори, гори, моя звезда.

ПАМЯТНИК
Все равно меня не отчеканят
На монетах заместо герба.
В.С. Высоцкий

Простынешь - вспомнишь про млекопитание, горячее молоко, немного меду,
То ли млекопитать, то ли млекопитаться - одним словом, припасть к корням,
Как положено в час суровых испытаний. И долго буду тем любезен я народу,
Что иногда оставлял мировую скорбь и писал простейшие вещи, типа ням-ням.

Оставим великое людям с гордыми именами Фидель Кастро или Джавахарлал Неру.
Но как хочется верить про друг степей калмык и про умру я, но не весь.
Где взять памятник, да ладно, хоть рукотворный? Если б курил, к примеру,
Могли б изобразить с сигаретой, с табличкой на пьедестале - "Курить только здесь".

СВЕТСКАЯ ХРОНИКА
Тогда смиряется души моей тревога,
Тогда расходятся морщины на челе,
И счастье я могу постигнуть на земле,
И в небесах я вижу Бога
(М. Лермонтов)

Вместо Всемирного потопа - залили с потолка пьяные соседи,
Вместо радуги, как знамение, показали потом средний палец.
Настойчивые звонки в дверь - заместо кимвала звенящей меди.
Бог не умер, Он на каникулах, но человек теперь юбер аллес.

Вместо дождя огненного с серой - просто сгорел компьютер.
С ангелами не боремся, зачем? - ногу можно сломать и так.
Если кто на чем-то стоит, и не может иначе, то вряд ли Лютер,
Скорее, очередной не умеющий слушать собеседника унылый мудак.

Какой интерес препираться, чего именно Павел послал галатам,
И за что так Иова, который был праведен и уклонялся от зла.
Раз уж жизнь удалась, давайте разложимся мордами по салатам,
Тоже способ согнать морщины с этого... как его... а, вспомнил, - с чела.

НОВОГОДНЯЯ НОЧЬ
Если бы каждый раз становилось лучше, чем было,
Мы бы давно уже жили, в хорошем смысле, в раю.
Обычно все дело сводится к обмену шила на мыло
И к новому зверю, приходящему за ложащимися на краю.

Но, если всегда мыслить здраво и делать умные лица
(Для этого нужно с закрытым ртом считать зубы языком),
Будет такая тоска, от которой впору застрелиться.
Уж лучше сидеть, хоть раз в год, дурак дураком,

И надеяться на лучшее, даже на чудо, наперекор всему.
Надежда на чудо - это ведь и есть счастье, само по себе,
Глядь - что-то придется по сердцу, а что-то сделают по уму,
И только потом, нескоро, нам сыграют на известной трубе.

ЧЕРНОВИК ПРОПОВЕДИ, ЕСЛИ БЫ МЕНЯ ПОПРОСИЛИ ТАКОВОЙ ПОДГОТОВИТЬ
Человек избавляется от алмазов, чтоб набрать себе побольше стекла,
И видит в этом резон, ибо алмазов мало, а стекла, сравнительно, дохуя.
Но в какой-то момент, он задумывается - а не дал ли все-таки маху я,
И не спросят ли: ну что, сынку, помогла тебе твоя стеклотара? Помогла?

Объясняю для тех, кто в танке или, к примеру, под танк попала голова:
В сей аллегории под алмазами разумеется то, что у нас глубоко внутри,
И что от нас останется, если последовать насчет черты случайные сотри,
А под стеклом - то, что Гамлет-младший называл "слова, слова, слова".

Если же кто-то спросит, оторвавшись на секунду от важных дел, на бегу -
Что за фигню несете, где ж найти идиота, чтоб сменял на стекляшки алмаз,
Отвечу, что сам удивляюсь, в миллионный раз так же, как в первый раз,
И объяснить это поразительное явление природы ну совсем никак не могу.

ПОДСЛУШАННОЕ У ЧЕРТА НА КУЛИЧКАХ
Конечно, человек - не с кощеевой смертью иголка,
Потому что обычно даже, чем утка с зайцем, тупей.
Я любил Василису всей силой волшебного серого волка,
А она только и знала - "козленочком станешь, не пей".

Ходят упорные слухи, что у Бабы Яги в "Избушке"
Человечиной кормят, Ивашкины косточки нашли в борще.
После того, как Царевну Лебедь ощипали на подушки,
Прямо на людях, я лично не удивлюсь ничему вообще.

Какой смысл в волшебстве, когда среди лесного народа,
Если кто не мерзавец, то, значит, непроходимо глуп.
Смешивают, когда пьют, пополам живую и мертвую воду,
И сидят, ни живы, не мертвы, только глазами - луп-луп.

ДЕЛА ЖИТЕЙСКИЕ
Начинается страшная сказка - давным-давно, в черном-пречерном лесу...
Что-то не страшно нифига. Ну, в каждом городе есть такой квартал,
И не один, где запросто можно от металла, а не как все, за металл,
Особенно, как солнце зайдет, то есть, зимой - в шестом, примерно, часу.

Продолжается сказка - там из кольев забор, череп с каждого свисает кола,
И никто не мог проехать, чтоб не пойти, частично, на стройматериал...
А чего - череп? Бывал я в таких местах, однажды даже надолго застрял.
Не пьет там только селедка (ей закусывают), но, было дело, и селедка пила.

И вот, однажды приехал туда добрый молодец, на еще более добром коне,
И крикнул конь человечьим голосом - слышь, хозяин, мы так не догова...
Что же тут скажешь? С непривычки там все непросто, конечно, сперва,
Особенно, если смысл искать, где не надо, ну, а потом - так вполне.

ПЛАНОВ И ОБЛОМОВ ГРОМАДЬЕ
Мы решили основать новое сексуальное меньшинство,
Но не знаем, как себя позиционировать, потому что все уже было.
Кому и кобыла невеста, а кому, наоборот, и невеста - кобыла.
Дла совершенномудрого нет ничего, что требует естество, и нет ничего, чего не требует естество.

Мы решили придумать новую философскую систему,
Но не знаем, какую, потому что их столько придумано уже.
Кому в дамском неглиже - вся идея, а кому Мировая Идея предстает в неглиже.
Тема сисек давно раскрыта, а все остальное вообще, похоже, не в тему.

Мы решили написать стих про то, что ничто под Луною не ново,
Но не знаем, с чего начать, потому что мысль эта сама по себе не нова.
Надо было бы, вообще-то, Книгу Экклезиаста нам прочитать сперва.
Пробовали, но стало страшно - даже не подозревали, что все настолько хреново.

ДЕНЬ ВЫБОРА
Я туда полечу, словно лебедь в алмазной короне...
(А. Жигулин)

Я один. И разбитое зеркало.
(С. Есенин)

Родившимся на Безмолвной Планете рассчитывать можно лишь на то,
Чтобы, при большом везении, остаться про своих, или почти при своих.
За Некто в Сером следует Некто в Пальто, скажем прямо - Конь Блед в Пальто,
А за Некто в Черном следует разбитое зеркало и хвойное дерево Пих.

Если и доведется куда лететь, то не как лебедь, а как над Парижем фанера,
Потому что Герберт Уэллс соврал, что человек не живет и не умирает зря.
Как однажды сказала, условно говоря, Вулкану, условно говоря, Венера,
Я думала, ты всесильный божище, а ты тут мне неровный лет являл нетопыря.

Так выпьем за то, чтобы каждый майор был неуловимее, чем майор Пронин,
И чтоб во врагов кидаться, по возможности, не гранатой, а кремовым тортом.
Тогда, наверно, нам разрешат полетать, хоть недолго, в алмазной короне,
И, может быть даже, нам за это ничего, или почти ничего, не будет потом.

ПРО ХОРОШИЕ ОТНОШЕНИЯ И ЛОШАДЕЙ
Милые люди, но ни в чем нельзя положиться,
Скрасят по пустякам, при первом удобном зароют.
Смешались в кучу, с тех пор, как разрушили Трою,
Кони, люди и другие сопровождающие лица.

Полые люди, чучела, а не люди, по слову поэта,
Троянские кони, фаршированные мечом и оралом,
Умные, как стальные машины, что дышат интегралом,
И жизнерадостные, как песенка герцога из "Риголетто".

Сердце красавицы, мозг мудреца, золото Паламеда,
Гнев Ахилла, чай мне не пить или миру провалиться,
Забиться за шкаф, тяпнуть за палец и застрелиться,
Друзья собеседники единомышленники плохая примета.

***
Почему они плачут все время, кто их так сильно обидел,
Тоненький голосок, никогда не удается разобрать слова.
А ты, кстати, видел, кто это? Я вот ни разу не видел.
Говорят, чтоб понять и увидеть, нужно помереть сперва.

И ноют, и ноют, вот уже в сердце клок слежавшейся пыли,
А в горле затхлый воздух без толку колышется туда-сюда.
Иногда что-то, вроде, понимаешь: приехали, мол, приплыли,
Больше уже ничего не покажут, до самого страшного суда.

Да и потом, чтобы в рай или в ад, это за особые заслуги,
Ну так, мы подождем, кто тут последний в шестой кабинет?
Тихонько поскулим, может, нас услышат в предыдущем круге,
Но слов не разберут, да и слов в скулеже никаких уже нет.

ПРИГЛАШЕНИЕ К ПУТЕШЕСТВИЮ
Давай уплывем далеко, где зимы не так суровы,
Где люди с большой душою и с песьей головой,
На улицах пасутся священные саблезубые коровы,
И у каждого есть шанс почувствовать себя травой.

Там в море водится рыба, что исполняет желания,
Не чьи нибудь, конечно - всегда и только свои,
Из всех искусств важнейшим является жевание,
А голуби музыкальней, чем в наших краях соловьи.

Душа там у всех поет, а тело, естественно, лает,
И все, что спето и гавкнуто, пишут в большую тетрадь.
Там небо пурпурного цвета, но, если народ пожелает,
Его перекрасят в полоску, а могут и вовсе убрать.


***
Сигарета немногословье малый джентльменский набор
Кошка под дождем снега Килиманджаро помочился с борта
Сильный человек должен быть добрым но если надо в упор
И скупо признать что человек один не может ни черта
Хотя куда важнее что черт один не может ни человека
Бумага все стерпит и типографскую краску и тестостерон
Курс иглоукалывания для души зимою Сириус летом Вега
Красная пустыня зеленый змий белая армия черный барон
Tags: стихи сборник
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments