flying_bear (flying_bear) wrote,
flying_bear
flying_bear

Categories:

Тридцать пятая подборка стихов


Походная сюрреалистическая

Мы уходим на рассвете,
От свиданий будут дети,
Пыль укроет нас от ангелов с небес.
Мертвецы идут за нами,
Держат курс на наше знамя,
И другие мертвецы наперерез.

Для живых земля просторна,
Можно покер, можно порно,
Водку пьем и не жалеем ни о чем.
Ветер в спину, буря в харю,
Передайте государю:
Англичане чистят ружья кирпичом.

Мы идем, собака лает,
Впереди жираф пылает,
А как только облетит гранат пчела,
Позабудем то, что жили,
Растворимся в серой пыли,
Недоделав свои важные дела.

Подражание Киплингу

От важных государственных причин
Скончалось много молодых мужчин.
Как лучше, снова кто-то захотел,
А результат - нагроможденье тел.

Как только Парка перережет нить,
Покойник сразу начинает гнить.
Не напасешься нынче Антигон,
Чтоб соблюсти естественный закон.

Одна надежда на гуманных птиц
Из службы "Милосердье без границ".
Стервятники добры, как Айболит,
Живых клевать им совесть не велит.

О мертвых, принимаясь за еду,
Всегда душевных пару слов найдут:
Геройски жил, и умер, как герой.
Ну, ладно, за героев! По второй.

За наше счастливое детство

Война все длилась посреди двора,
И по небу метался профиль длинный,
А мы лепили, забавлялись глиной,
Машины, танки, про пиф-паф игра.

Всего-то двадцать лет с конца войны,
А новая начнется, может, завтра,
И, значит, вымрем мы, как динозавры,
В бомбоубежища заключены.

К себе и ближним примеряя зло,
Играли, да, в гестапо, да, в подвале.
Но, если что, то помогло б едва ли.
Не пригодилось, в общем. Повезло.

***

Мы пишем за других, кому нельзя:
Ни голоса, ни рук, ни нервной дрожи.
Живой, он тем, что жив, уже хороший,
А мертвые, во времени скользя,
Как рыбы, как медузы, змей морской,
Нас наполняют странною тоской.

Ты один мне поддержка и опора

Весна, на север наступает йух.
Пока - местами, пишут про морозы.
Читатель ждет уж рифмы "пидарасы",
Но, к счастью, я к гражданственности глух.

Что будет - нас не спросят, зуб даю.
Кто победит - тот скажет всем, что было.
И вечный бой! А дохлая кобыла
Уже пригрела в черепе змею.

К читателю, советчику, врачу,
Опять грешить бесстыдно, непробудно,
Как семь слонов грешат в шкафу посудном,
Про лебедей на ковриках молчу.

***

Судьбы прием излюбленный - пинок,
И Землю вышибают из-под ног.
Сперва висишь на том, что спряли Парки
(Ведь предлагали зверем в зоопарке),
Потом все вниз, по лестнице в ночи,
Страдая недержанием речи
(Сплошные запятые и кавычки)
И до конца кривляясь по привычке.

***

Я не заметил, как прошло уже,
И как пройдет остаток, не замечу,
А свиньи хрю да хрю, а бисер мечем,
Звуча, как баба, в каждом падеже.

Пить эликсир бессмертья в гараже,
А закусить опять, понятно, нечем,
Занюхать разве духом человечьим,
И дальше жить поручиком Киже.

И дальше жить, фигуры не имея,
И яблоко на закусь взять у Змея,
Прикуривая огненным мечом.

Потом окурок попирать пятою,
Потом уйти опять песком с водою,
И снова оказаться ни при чем.

Юридическое

Незнание Закона не освобождает от наступления весны.
Состояние алкогольного опьянения является смягчающим
Обстоятельством при общении. Границы наши тесны.
Визу выдают только тем, кто не существует. Я еще
Не достиг высот, но достигну, за выслугой лет.
Все со временем достигают, даже секвойи и баобабы.
Тут неважно, что любил окрошку, но не любил балет,
Не грабил банки, но непонятно зачем лез в завлабы.

Джеку Лондону посвящается

"Буржуазия ссыклива", говорил один добровольно утопший,
И никаких "тятя, тятя" впоследствии, потому что океан.
На мой взгляд, он все же неправильно выбрал option:
Чем холодной соленой воды, лучше холодной водки стакан.

Лучше, чем от скуки, чем исписавшись в сосиску,
Лучше, чем когда в душонку черные раки впились.
Писатель, а как прижало, даже не оставил записку,
Ушел по-английски, впрочем, без thank you и please.

Непонятно, кому все досталось, рыбам или креветкам,
Точно, что не возомнившему о себе отродью обезьян.
А критики, как сорок из ларца, рассядутся по веткам,
И защебечут: креатифф говно, аффтар мудак, все боянЪ.

***

Ночью лучше видно, что ничего не видно.
И кто там снаружи заглядывает в окно?
От этого зависит - страшно или стыдно,
Пришли сюда на охоту или пришли в кино.

Ночью лучше видно, что дня не бывает,
Это свет пульсирует в нейронной сети.
А на какой почве? Почва тут бытовая,
Поэтому никого уже невозможно спасти.

Пресыщен печалями рожденный женою,
Особенно, если разобьют стекло.
Войдут и скажут: Следуйте за мною,
Конечно, не потому, что от меня светло.

Метемпсихоз

Что есть человек? - тихо стонал он. - Что есть человек?
Ф. Дюрренматт


Так говоря, на новый круг взошли мы,
Потом еще - они неисчислимы,
Всегда добавить можно плюсадин.

Мы к кольчецам спускались, к усоногим,
Побыли в пауках, подобно многим,
Высасывая пищу сквозь хитин.

Пройдя по типам, классам и отрядам,
Ломали кости и плевались ядом,
Когда светильник разума угас.

Ну, и чего хотеть с такой основой?
На время человеком стать, по новой,
И спрашивать с тоскою: Вас ист дас?

В ожидании ледника

Снег в комнате, сугробы намело,
Среди пружин прогнившего матраса.
Простое климатическое зло,
Как будни капитана Гаттераса.

Мы не уйдем на север, господа,
Не верьте измышлениям шакала,
Поскольку север сам придет сюда,
И выяснится - нас тут не стояло.

Покроет снег весь этот стыдный хлам,
Метель очистит Божий мир, как пламя.
Сюда мы приходили по делам,
Но, кажется, не справились с делами.
Tags: стихи сборник
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments