flying_bear (flying_bear) wrote,
flying_bear
flying_bear

Category:

Из старых стихов: "О хороших манерах" и все такое


***

В природны тайны погружаясь
Своей бестрепетной рукой,
Житейских благ не соблазняясь,
Как будто в буре есть покой,

Служитель мудрости прилежный,
Увы, с наукой страсти нежной
Он был почти что не знаком
И слыл средь женщин дурачком.

Он ощущал движенье сфер
И шелест клейких интегралов,
Не отвлекаясь для скандалов
И мутных денежных афер.

И, закусивши удила,
Природа-мать ему дала.

Элегия философическая

Деррида ты моя, Деррида...
Потому что я с севера, что ли,
И возрос, как бурьян в чистом поле,
Не читал я тебя никогда.

Деррида ты моя, Деррида...
В этом нет никакого секрета:
Я читать люблю книги с сюжетом,
И не вижу я в этом стыда.

Деррида ты моя, Деррида...
Много мудрости - много печали.
Это раньше уже отмечали.
Не читавши, избегну вреда.

Деррида ты моя, Деррида...
Пусть прозябну в невежества мраке,
Пусть загину, как нищий, в овраге,
Пусть повиснут на мне все собаки,
Пусть меня засмеют все макаки,
Но тебя не прочту никогда.

Мельчайшие трагедии (из несуществующего цикла)

Наф-наф
Дуй, Волк, валяй - пока не лопнут щеки!
Дыханием могучим потряси
Мою твердыню. Что, слабо, - не можешь?
(Зловеще хохочет).

Волк
Увы! Судьбой поставленный предел
Я превзошел, и силы на исходе.
Когда-то я, бывало, разметать
Мог выдохом единым эти стены.
О, только б мне добраться до свиней...
Я б проучил неблагодарных тварей,
Презревших все законы естества,
Что в пищу нам назначили копытных.

Ниф-Ниф и Нуф-Нуф (глумливо)
Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!

Волк
Нет, нестерпимо торжество скотов.
Я в прах поверг их жалкие домишки,
Они - мои! Законная добыча.
Когда б не враг коварный мой, Наф-Наф...

Наф-наф
Опомнись, Волк! Смири свою гордыню.
Мы не враги. Давай поговорим.
Свинья способна тоже к уважению
Увядшего величья. Согласись
Не преступать границ владений наших -
И мы друзья... Куда ж ты? Погоди!

Волк
Мне нестерпима поросят надменность!
Он думает - надежно защищен
Каменьями от царственного гнева.
Он думает, что крепость сотворил,
Но дом свиньи свинарником пребудет
Вовеки, из чего его ни строй!
Применим хитрость! Вот и дымоход...
Через трубу месть страшная грядет!
(Лезет на крышу)

Наф-наф
К оружию, собратья-поросята!
Дрова несите! Разжигай, Ниф-Ниф,
В печи огонь, на гибель супостату!
Нуф-Нуф, скорее воду лей в котел.
Мы выведем волков из этих мест.
Зря думает злодей - свинья не съест!

***

Явленье дивное природы
В волнующем, пьянящем марте
При пробуждении земли -
Котов полнощных хороводы
В жизнетворительном азарте...
А я здесь в поте и в пыли.

***

В метафизическом припадке
Умеет истинный поэт
Все организма недостатки
Излить в изысканный сонет.

Как птичка Божия, свистит
В сверхчеловечьей высоте,
И даже слово "простатит"
Не прочирикнет в простоте.

Конь и его корм

Скажи, кудесник, in plain Russian,
С высот прочтенных книжных башен,
Зачем читать лишь - и молчать?
Гарем скопца угрюм и страшен,
И стыдно где сказать печать.

Во славу науки

Великий Галилей, вкусив свободы
Прекрасной возрожденческой поры,
Законы чтоб исследовать природы,
С Пизанской башни стал кидать шары.

Все думали - вот странные капризы,
Ну, пусть старик набалуется всласть.
Но как-то прискакал гонец из Пизы
И объявил: Наука началась!

А там, глядишь, и ноги сосчитали
У мух и, заодно, у пауков.
Такие сразу умные все стали,
Ну, правда, не считая дураков.

Наука впрямь умеет много гитик,
Нам сбычу мечт прогрессом даровав.
И даже ретроград, замшелый нытик,
Подумавши, поймет, что был неправ.

Растешь, растешь духовно над собою,
К Вселенной проявляя интерес -
Какое, типа, небо голубое.
Теперь уже не скажешь "Скушно, бес".

Плоды познанья вкусны и полезны.
Вообще, приятно вникнуть в суть вещей.
А в перспективе - лично Зверь из Бездны,
А не убогий сказочный Кощей.

Попытка утопии

Муму не тонет, сука. Нахрен лиру.
Как в людях чувства добрые... того?
Из ничего и выйдет ничего.
Нет трупа - не удастся и Шекспиру.

Герасим уж и так ее, и всяко.
И с камнем, и без камня, и в мешке.
А та через минуту на песке -
Гав-гав! Давай еще играть! Собака...

В итоге - тема крепостного быта
Вот так вот и осталась нераскрыта,
Локомотив истории заглох.

Совсем не встал проклятьем заклейменный,
Как ни старался хор краснознаменный...
А что Муму? Зубами ловит блох.

Сила слова

Солнце останавливали словом,
Словом разрушали города
(Н. Гумилев)


Если выкрикнуть "Ура!"
И вложить всю душу в это,
С места сдвинется гора
И припустит к Магомету.

Если скажешь "Ё-моё!",
Но с душою, с выраженьем,
Станет правдою вранье,
А победа - пораженьем.

Если нахер всех послать,
Без изьятья, абсолютно,
Воцарятся тишь да гладь,
Станет пусто и безлюдно.

И улыбка, без сомненья,
Вдруг коснется ваших глаз,
И хорошее настроение
Не покинет больше вас.

Лучший из миров, говорите?

Смотрел Давида Аттенборо
(Да, знаю, - Дэвид, не Давид) -
Теперь имею бледный вид.
Да на природу я - с прибором!

Рожают лемминги детишек,
По тридцать штук в один присест,
А их сова возьмет и съест,
Нет, чтоб, как все, - сосновых шишек.

Ну, ладно, значит, кончен бал,
За сов болеем, совы - наши,
Так тут, прикинь, песец лядащий
Ее детенышей сожрал!

Такое типа тут кино.
Что значит - сильных выживанье!
Ну что ж, спасибо за вниманье.
Я понял, как здесь все оно.

Не о том думаете, товарищи

Вот над поэтами хохочут,
Презреньем обдавают их.
Мол, каждый день они стрекочут,
Пиша стихов весьма плохих.

Чем птичек божьих воспеванье
В тумане моря голубом,
Они все ноют - скушно, Ваня,
Пойду побьюсь об стенку лбом.

А темы? Индра и Гаруда,
Иль Голиаф, там, и Давид.
А кто законченный зануда -
Про древних греков норовит.

Мы скажем прямо гнусным рожам:
Вам здесь, любезным, не кабак.
Того позволить мы не можем.
Позволить можем мы никак.

Критику, укорившему поэта в неправильном ударении

Когда Пегасы свечками взлетают,
Поэты падежов не наблюдают,
Ну типа как счастливые часов,
Не говоря - резинку от трусов.

Ведь важно что? Читатели рыдают,
И дамы под поэта упадают,
Когда поэт еще и филосОф.
Засуньте в зад зоиловых весов.

Муки творчества

Опять приперлась муза, дразнится.
Да ей вообще какая разница -
Кто графоман, а кто поэт?

Пиши тут до изнеможения,
А чтоб побед от поражения -
На это дозволенья нет.

Вдрызг побежденною армадою
Слова приходят поломатые...
"Отсель" грозить или "досель"?

И вот сидишь, как музой юзаный,
Пегасом лягнутый-покусанный,
А в голове такой кисель.

Поэт и чернь

Непостижимое постичь,
Облекши в сладостные звуки,
Я так мечтал... А эти суки
Мне все твердили: Федя, дичь!

Но я презрел коварство света
И поношенье дураков.
Да, род людской всегда таков -
Травили Пушкина и Фета!

Прозревши суть, я сотворил
Стихи, изысканно помпезны,
И мне явился Зверь из Бездны,
Рогат, могуч и шестикрыл.

Горел кровавый глаз рубином,
Разверзлись древние уста:
Многозначительность пуста,
Давай мозги тут не еби нам.

Поэт и Дама

Я распахнул пред Вами душу,
В моей душе царили Вы,
Ее покой собой наруша.
Теперь все кончено. Увы.

Вы отдалися негодяю,
Презревши моего добра.
Я из души Вас изгоняю,
Вам там не светит ни хера.

***

Поэта норовят обидеть
Но Аполлон поэту друг
И даровал ему не видеть
Все эти рожи что вокруг

Вариации на тему А.С.Пушкина

Работать сел, но прямо крышу
Мне рвет. В душе моей трезвон.
Да. Говорите! Вас не слышу.
Кто Аполлон? Я Аполлон?!
А, Аполлон! Опять к священной?
Да я ж вчера... Нет, не херня!
А я считаю, что нетленный!
Совсем достали вы меня!
Да, занят! Это тоже дело!
По вашей части, кстати, да!
Мне из научного отдела
Накостыляли, как всегда!
У них там вечно - майна, вира,
Куда девался фактор пи,
И средь детей ничтожных мира
Сидишь, как бобик на цепи!
Да ладно... ладно... примем меры...
Большая честь... конечно... да...
Пишу... "Фанеры - пионеры"...
Ну... Постараюсь. Ох... беда.

Идиллия

Закаты дивно хороши,
Где мы на лодочке катались...
Вампиры к ночи разлетались,
И расчирикались баньши.

Что для чувствительных сердец
Приятней может быть на свете?
Рыбалка здесь - закинешь сети,
И будет вам ужо мертвец

О бренности

Тот букв не знал, но духом смел,
Вломить любому мог боксеру,
Тот начитался до усеру
И логарифмы разумел,

Тот крут, как черная дыра,
Намного круче Фантомаса,
Тот каждый раз четыре раза,
Кричали женщины ура,

Тот баснословный идиот,
Счастливей твари нет, наверно,
Тот залпом выпивал цистерну...
Но всех нас гроб, зевая, ждет.

Про кораллы в другой раз, ладно?

Когда в товарищах согласья нет,
Они лишь тормоз на пути прогресса.
Однажды Роза, Клара и Инесса
Задумали украсть кларнет.

И вот, пробрались к Карлу в кабинет...
Тут Клара говорит: какого беса?
Я вам воровка или поэтесса?
Желаю сочинить сонет!

И как ее подружки ни пихали -
Быстрее, далеко тут до греха ли... -
Рифмует: "В снежном декабре...".

И - здрасьте! - входит Карл - такое дело.
Вы, девочки, чего тут так несмело?
Ну, в общем, прямо на ковре.

Комментарий к Окуджаве

Кант малинов, и лошади серы
(Б. Окуджава)


Да, Кант малинов - все же, не лилов,
А Гегель... Гегель - золотом на черном.
Как страшно жить философом упорным,
Окрасившись от слов, от слов, от слов.

А лошади, как кошки в полутьме,
Все серы - в смысле, Канта не читали,
Зато роскошно гривами мотали,
Пытаясь дважды два сочесть в уме.

Эквифинальность

1. Кровожадный волк сожрал бабушку, не считая очков, целиком,
Но не хватило, догнался Красной Шапочкой и отлакировал пивком.
Начал выделываться, нарвался на охотника, получил пулю в брюхо,
А вскоре и на охотника нашлась, посредством медведя, проруха.

2. Пришлось подправить сюжет: волк проглотил бабушку, не жуя,
А потом и Красную Шапочку - ну, типа, воссоединилась семья.
В волчьем брюхе уютно, мягко и тепло, снаружи все-таки мех,
Но пришел охотник их спасать, и нечаянно перестрелял всех.

3. Лучше так: охотник освободил, разрубивши брюхо злого волка,
Бабушку и Красную Шапочку, и жили они потом счастливо и долго -
Бабушка с охотником, Красная Шапочка - с волком (его починили),
И все умерли в один день, захлебнулись в этой патоке и ванили.

О хороших манерах

Учтивый стиль, отменный лоск,
Не гопники - титаны духа,
Приходят, чтобы пить твой мозг
Через соломинку, из уха.

***

Выведу я формулу, длинную и узкую,
Раз сейчас за формулы не грозят кутузкою,
Посчитаю что-нибудь никому не милое,
Напишу статеечку под своей фамилией.

Скажут - дурью мается - критики суровые,
Как Матроскин Шарика, попрекнут коровою,
Млеком напитаются, или, может, брюквою,
Скажут, чтоб не хвастался греческою буквою,

Чтобы не тщеславился этой буквой греческой,
А сказал по совести, речью человеческой,
Как все люди добрые, как все люди скромные,
Для чего написаны закорючки стремные.

Горько зарыдаю я над судьбой индейкою,
Как же соблазнился я этой вот идейкою?
Как же соблазнился я этой закорючкою?
Для чего листы марал шариковой ручкою?

Потому единственно формулы закручены,
Что другому вовсе мы с детства не обучены,
Жизни мы не нюхали, всхлипну сквозь рыдания,
А другого вовсе нам нету оправдания.

Гражданственно-апокалиптическое

Нас всех утопят, как котят,
По новым данным.
Коровы внаглую пердят,
Пердят метаном.

А это парниковый газ,
Не хрень простая.
Зальет и Альпы, и Кавказ,
Как льды растают.

Нас ждет убийственный финал,
Повсюду море.
Содом того б не пожелал
Своей Гоморре.

Конец всей жизни на Земле,
Никто не вечен.
Тушите свечи на столе,
Тушите свечи.

Против снобизма

Ты ни о ком не думай свысока,
Кругом все очень важные персоны.
От инфузории до барсука -
Имеет всяка тварь свои резоны.

И если мне сомненье тяжело,
Не надо мне Самофракийской Ники.
Я вспоминаю девушку, весло...
Искусство от сохи, а не из книги.

Страшись обидеть даже существо,
Что, как Киже, фигуры не имеет,
Трактуй со всем почтением его,
Иначе знай - за ним не заржавеет.

Придет оно, большое, как потоп,
Рассердится, и кааак ногою топ!

К вопросу о люстрациях

Долго от нас скрывали:
Винни служил в ЧК.
Лично пытал в подвале
Тигру и Пятачка.

Также и "Книга Джунглей".
Маугли, например,
Если порыться в Гугле -
Ясно, что красный кхмер.

Карлссон служил в Люфтваффе.
Ладно хоть, не в ГАИ.
Шли бы вы, братцы, нафиг,
Бдительные мои.

Несколько лимериков

Молодой человек из Шанхая
Говорил - знаю, не без греха я.
Раз подонок я, блять,
Буду пить и гулять -
Все равно уже карма плохая.

Две бригады друзей фараона
Пирамид из железобетона
Нафигачили кучу
И награду канючат
У Озириса, Ра и Амона.

Знаменитый тибеццкий монах
Нипадеццки знал толк в чабанах.
Нагишом, но в панаме,
Окружен чабанами,
Он, бывало... да ну его нах.

Раз сошлись мистагог с гипнагогом
Во приюте чухонца убогом.
Спорят, горькую пьют...
И спалили приют.
Пусть чухне это будет уроком

Знаменитый факир из Бенгалии
Превращать мог алмазы в фекалии.
Демонстрируя чудо,
Получал отовсюду
Он награды, чины и регалии.

Самородок из города Буя
Разрешить мог проблему любую,
Если верить газетам
В славном городе этом,
Но видал те газеты в гробу я.

Литератор один из Панамы
Всё пытался понять, на хрена мы,
Написавши про это
Сто четыре сонета,
Семь романов и сорок две драмы.

Аксакал из деревни Абзаково
Обзывал всех людей одинаково.
Но по-разному бит
В возмещенье обид
Он бывал; и наслушался всякого.

Анархист пожилой из Андорры
Очень ловко метал помидоры
И оратору в пасть
Умудрялся попасть
Под пустые, как дым, разговоры.

Пианист знаменитый из Пизы
Обожал вылезать на карнизы.
Но рояль он с собой
Взять не мог. А гобой
Предлагали - не брал. Всё капризы.

Говорят, теоретики в Йеле
Совершенно уже охуели.
К ним забрёл раз с докладом
Визитёр из Невады,
Так они его заживо съели.

***

Мне приснилось с бодуна,
Что живу в Нигере.
Ничего себе страна.
Тут, по крайней мере,
Ходят девки нагишом,
Все ваащще снаружи.
В этом смысле хорошо.
А в других похуже.

***

Намылясь к деве в будуар,
Неплохо взять с собой вино.
Получше быть оно должно,
Чем "Волжское" иль "Солнцедар".
Принес бутылку - и вперед!
А то так девой и помрет.

***

Поперек висит хайвея
Изречение Гарвея
Все живое из яйца
Ламца-дрица гоп-ца-ца

Эпиграмма на предъявителя

До славы и успеха лаком,
Приблизить дабы торжество,
Себе он цели ставил... раком.
Но иногда - они его.

Нанохайку

тоска
по вобле
во бля

Одностишие

Нагим пришел я, и забыл, зачем.
Tags: стихи сборник
Subscribe

  • Очень большое интервью не про науку

    Дисклаймер: я не очень согласен с редакционным предисловием, я думаю, что это в основном про жизнь и про очень хороших людей, с которыми мне…

  • Воспоминания колбасного эмигранта

    Вдруг вспомнил - ясно, до мельчайших до деталей - позднесоветский борщ из говяжьей колбасы за 3.70. Мяса как такового мы тогда почти не видели, во…

  • Подражание Борхесу

    Записи в соцсетях делятся на: 1) принадлежащие императору 2) достойные быть записанными лучшим мелом на заборе из черного дерева 3) прочие 4) не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • Очень большое интервью не про науку

    Дисклаймер: я не очень согласен с редакционным предисловием, я думаю, что это в основном про жизнь и про очень хороших людей, с которыми мне…

  • Воспоминания колбасного эмигранта

    Вдруг вспомнил - ясно, до мельчайших до деталей - позднесоветский борщ из говяжьей колбасы за 3.70. Мяса как такового мы тогда почти не видели, во…

  • Подражание Борхесу

    Записи в соцсетях делятся на: 1) принадлежащие императору 2) достойные быть записанными лучшим мелом на заборе из черного дерева 3) прочие 4) не…