flying_bear (flying_bear) wrote,
flying_bear
flying_bear

Categories:

Из старых стихов: "Страх" и все такое


История

Погрязнуть лучше в янтаре,
Чем в твердом горном хрустале,
Когда у вечности в капкане.

Собаки лают во дворе,
Лежит селедка на столе,
Чего-то плещется в стакане.

В такой занюханной дыре
Жить можно лишь навеселе.
А ведь живем-то на вулкане.

В дождливом грязном ноябре
С высокой думой на челе
Приходят в город марсиане.

Приглашение к путешествию

Флатландия, больное царство,
Двумерный мир, бумажный лист...
Туда с ночевкой, как турист,
От глубины приняв лекарство...
Какое низкое коварство -
Могли б предупредить, at least.

Рассудком разум замутнен -
И тут уже пиши пропало:
Сначала, как король Непала,
Слегка во власти потеснен,
А там и вовсе отменен -
Вас, дескать, тут и не стояло.

Невнятной детскою мечтою
Напрасно серенький волчок
Хватать являлся за бочок.
Над сонной затхлою водою
Нам Вифлеемскою звездою
Во мраке светит мозжечок.

Созвездья стерла злая сила,
И нравственный закон тосклив,
Как механический мотив,
У старика Иммануила.
Вздымайте, плотники, стропила!
К работе приступай, Сизиф!

Свердловск 1979

В собачьем парке возле лужи
Валялись кони по траве.
Я тоже был коней не хуже,
Хотя ноги имея две.

Здоровья ими бегал ради
И воздух в легкие вдыхал,
Который пахнул смертью, кстати,
И, кстати, я про это знал.

Страх

Зачем же броней необитые двери?
Зачем же нам стены не в метр толщиной?
Так можно подумать - друзья за стеной.
Так можно подумать - там люди, не звери.
А может быть, просто сейчас выходной?
Такая примета, почти суеверье:
Кто дверь открывает, не глядя в глазок,
Вопросом нелепым "Кто там?" не болея,
Тому не опасен кинжал Бармалея,
И Бука того не упрячет в мешок.
Ну, может, прирежут небольно, разок.
Ну, может, придушат рукой брадобрея.
Ну, может, немножко сотрут в порошок.
Ну, может, нечаянно вздернут на рее.
Судьба - лотерея, и жизнь - лотерея -
Так Цахес пробулькал, упавши в горшок.

Попугаю капитана Сильвера посвящается

Скромней нужно быть и добрее
И взвешивать каждый свой шаг.
Тогда не повесят на рее.
Тогда не загонят в барак.

Все хвост распускаешь павлиний -
Поэтому и заклюют.
Ужели безудержность линий
Сильней, чем домашний уют?

Да ладно - военные астры,
Небесная эта тоска...
Пиастры! Пиастрры! Пиастррры!
Не думай о них свысока.

Сюрреализм

Жужжи, пчела, жужжи,
Гори, жираф, гори,
Ползите, мураши,
Снаружи и внутри.

Мечтайте, кирпичи,
О чем-то о своем,
Расти, трава, в ночи
Невиданным зверьем.

О, ящички в груди
Для мух и для котлет.
Поди еще найди,
Кому вернуть билет.

О, чистый прежде свет,
Сочащийся из дыр.
На Твой отказ - ответ
Один: безумный мир.

***

В многоярусном мире что толку болтать о погоде?
Здесь чуть-чуть моросит, а повыше - потоками льет.
Здесь - зима как зима, не особо свирепая, вроде,
А повыше опять начался ледниковый период.

Здесь равнины пока, по которым Конь Блед не валялся,
Там - ледник, валуны, саблезубые твари во мгле.
Здесь, не зная того, ты за "там", что есть силы, цеплялся,
Но втянулся потом в хлопотливую жизнь на Земле.

Да и к лучшему, может, - мы снега не видели, что ли,
Что каналы закрыли - так это, наверно, любя.
Ну, в юдоли плачевной... - ништяк, можно жить и в юдоли
И не чувствовать боль обмороженной частью себя.

О технике безопасности

Ангелам-хранителям известны
Наши мысли - хуже, чем дела.
Заглянувши в этакие бездны,
Впору, закусивши удила,

Пить запоем, нюхать и колоться,
Трахать все подряд, отвлечься чтоб.
Ангельская жизнь, как мне сдается,
Не такой уж сахарный сироп.

Потому без тела остаются,
Как Киже, лишенные фигур.
Ангелу по пьяни захлебнуться -
Это все же было б чересчур.

***

Наверно, есть мечтать о чем,
Там, за морями, за горами.
Не все же - плахи с топорами.
Не все же - морды кирпичом.

Уж коли в мире есть ножи,
Должно быть, есть и Эльдорадо.
О добрый брат... Но нету брата.
Кому сказать - посторожи?

Памяти Мартина Идена

Тошниловка с "Рубином" рядом,
Через дорогу - ДОСААФ.
Вся наша пища - с трупным ядом,
Не герцог ибо и не граф.

Устав от утренних похмелий,
От экономных злых пиров,
От дам, не нюхавших камелий,
Благословляем мы богов

За то, что эти чебуреки
Не вечно будем вспоминать,
За то, что все вольются реки
Когда-нибудь в морскую гладь.

День сурка

Как только ангел вострубит подъем,
Потянемся, откинув одеяло
Сухой земли, через дверной проем,
Страшась услышать: вас тут не стояло.

Давай быстрее... Справок не даем...
Из собранного видно матерьяла...
По одному... - Но мы всегда вдвоем,
Как лев с ягненком, и с мечом орало.

Куда с животным? Убери сурка!
Из края в край мы шли издалека,
Зверек пуглив, особенно весною,

Но как услышал, что трубит труба,
По капле тут же выдавил раба
И заявил, что он всегда со мною.

***

Слушайте, мы не рискуем ничуть -
Меньше уюта, побольше комфорта...
Пусть три семерки, не правильный порто,
Меря намерит, начудит нам чудь.

Слушайте, нам не свалить никуда -
Племени без потому что, без рода,
Рылом не вышли, не влазим в ворота,
Разве что в лузу войдем, от борта.

Слушайте, это не больно совсем -
Шаром по шару, ударом в угаре,
Хрупкой бутылкой по кумполу в баре,
Вне философий и мимо систем.

***

Пульс бьется - длинный, три коротких,
Потом замрет, потом тук-тук.
А что там в черепной коробке?
Набитый мыслями сундук.
Набиты мясом и костями,
Набиты всякой требухой,
Мы все пришли сюда гостями,
И где тут воля, где покой?
Ну да, учились понемногу,
Питались, продолжали род,
Чтоб было Гогу и Магогу
В час Икс кого пускать в расход.
Вот снова Солнце грузно село
Гигантом красным, кумачом.
Одни наказаны за дело,
Другие вроде ни при чем.

Предательство

Они понимали друг друга -
Близнец, отраженье, двойник,
Но холод девятого круга
Внезапно в их души проник.

Над гладью Коцита мерцанье
Фонариков, как над катком.
Ах, мертвая хватка пацанья,
Ах, Феникс, покрытый ледком.

Созвездия Льва и Волчицы,
Которых не видно с Земли.
Ах, как все могло получиться.
Ах, как вы себя подвели.

Инфинитивы

Смеяться при слове "лопата",
Стреляться при слове "бином",
Дождливой порой листопада
Сгонять в магазин за вином.

Нажраться при слове "погода",
Свалиться при слове "подъем",
Как будто от тайного кода
Воткнулось все в нужный разъем.

А утром проснуться не в тему,
Как свет догоревшей звезды,
Собой укрепляя систему,
Вливаясь и строясь в ряды.

Разговор древних индусов на тему "быть иль не быть"

Ну что это - даже неловко.
Ну, жребий наш правда тяжел.
Ну, вроде бы да, мышеловка.
Но как это - встал и пошел?

Куда ж ты собрался, хороший,
С нахмуренностью на челе
И с мрачным страданьем на роже?
Что, прям невтерпеж на Земле?

Надумал свалить? Неужели
Не слышал про пакостный трюк?
Побродишь по скользким туннелям -
И снова из лона цурюк.

А то бы - все умные стали,
Казали бы кукиш судьбе,
Пырнув себя чем-то из стали
И дырку проделав в себе.

Пейзаж после всего

Винноцветное море дошло до гудроновой черни.
Отразившись, разбилась на желтые блики Луна.
Мир ночным стал, до этого был он всего лишь вечерним.
Нас научат теперь, как гудрон отличать от вина.

Для начала - Луна, а потом... это мы проходили,
И Луну уберут, вот такой симметричный ответ:
Нам не нужно светить, ведь и мы никому б не светили,
Значит, будем без света теперь, не положен нам свет.

Взвейтесь кострами

Уже написан Вертер, говорят.
Но не прочитан. Я, вообще, не очень
По этой части. Просто снова осень.
Потом зима. Так каждый год, подряд.

Полгода нас безжалостно дурят -
Весна, мол, лето, радуйтесь, короче,
Но и тогда есть время правды - ночи,
Особенно, когда костры горят.

Я барабаны слышал, шел отряд,
Людей немного, больше тамагочи.
Несут косу. Бегите, что есть мочи -
Окно откроют, жилы отворят.

***

Наверно, если б не было войны,
Двадцатого, вообще, чумного века,
Носили б мы одежды белизны,
Как снег до появленья человека.

Наверно, если б не было войны,
Мы были бы, как ангелы, крылаты,
От грешных дел земных отстранены,
С руками, как у Понтия Пилата -

Омытыми, чтоб не было вины,
Весьма собою гордые, к тому же...
Наверно, если б не было войны,
Стряслось бы с нами что-нибудь похуже.

Ночное дежурство

Зима не кончится, она плывет в крови.
Где тридцать шесть и шесть еще, а где не очень.
Хрустят в сосудах льдинки, так вот и живи,
Когда звонят с Сеира: "Сторож! Сколько ночи?"

На сердце иней, потому что злая ночь,
Холодный ангел пролетел над полюсами.
Опять звонят, хотят, наверное, помочь:
Не парься, жмурики своих хоронят сами.

На вечной глади замороженной реки
Пыхтит над льдинками тьма тьмущая народу.
Им всем потом подарят новые коньки,
Весь мир в придачу, и еще дадут свободу.

***

Есть люди Книги. Буква убивает,
Но не мгновенно, чай, не цианид,
А жив покуда - тянет, как магнит
Из золота железо добывает.

И смысл дрожит, как змей дрожал в Эдеме,
Раздвоенный язык во рту мотал,
И прозревал за деревом металл,
И прозревал, как попирают темя.

Валгалла

Дворец прогнил, как зуб с дуплом,
Разбиты окна.
Сидят герои за столом,
Сидят и мокнут.

Прошел великий ураган,
Срывало крыши.
Один хватался за наган,
Теперь не дышит.

Другой хватался за кинжал,
Не дышит тоже.
Напрасно он воображал,
Что что-то может.

И этот не сберег башку,
Стрела из глаза.
Так все же лучше мужику,
Чем от проказы,

Чем от чумы и столбняка,
Болезни куру,
И лучше уж наверняка,
Чем просто сдуру.

Но запоет опять петух
Заре навстречу,
Все оживут и снова - ух! -
В лихую сечу.

***

Сутулый ангел, дух картавый,
Раскрыл, как зонтик, два крыла.
Вода, как кровь, с небес текла.
(Дождь, по-простому, над Варшавой).

Когда - неважно, важно, где ты.
Колонна, замок, крест, король.
Шопен, соната, си-бемоль.
Восстание, Варшава, гетто.

Песня заблудившихся духов

Проползая неслышно,
Пролетая бесследно,
Райской птицею пышной,
Спирохетою бледной,
Мелким гнусом кусачим,
Анакондой в тумане,
Превращаемся - плачем,
А собою не станем.
Не удержимся в шкуре,
Не застрянем в законе,
Перемешаны с бурей
И себя не догоним.
Перепутаны с пылью,
Непривычные к сути,
Мы не помним, кем были,
Мы не знаем, кем будем.
Только лунная пена
И в безбрежье цунами.
Нам не жить постепенно,
Нам не стать мертвецами.

***

Не взрыв не всхлип не соло на трубе
Не превращенье в дыры черные светил
Он просто скажет вдруг ну ни фига себе
Ребята я вообще-то пошутил
Tags: стихи сборник
Subscribe

  • Сонной мысли колыханье

    Весна, что пробивается, как танк С давным-давно сгоревшим экипажем Из жарких стран с убийственным пейзажем (Особенно, когда там лопнет банк)... За…

  • Чисто платонически

    все фигня опричь армагеддона буквы ё и девушки с веслом на подвижной лестнице платона пусть побуду я прямым углом пусть я стану перпендикуляром к…

  • Пиратская пионерская

    искали клады пили ром вопросы ставили ребром творили всякие дела играли в смерть она пришла по деловому без понтов нас всех учили будь готов откуда…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

  • Сонной мысли колыханье

    Весна, что пробивается, как танк С давным-давно сгоревшим экипажем Из жарких стран с убийственным пейзажем (Особенно, когда там лопнет банк)... За…

  • Чисто платонически

    все фигня опричь армагеддона буквы ё и девушки с веслом на подвижной лестнице платона пусть побуду я прямым углом пусть я стану перпендикуляром к…

  • Пиратская пионерская

    искали клады пили ром вопросы ставили ребром творили всякие дела играли в смерть она пришла по деловому без понтов нас всех учили будь готов откуда…